Разгром. Анализ. Фадеев.

Анализ  романа "Разгром" А.А. Фадеева для тех, кто сдает ЕГЭ по русскому языку и литературе.


 
 
 


1. Проблематика и жанровое своеобразие романа.
2. Особенности изображения гражданской войны на Дальнем Востоке.
3. Основные принципы типизации характеров.
4. Трагическое и героическое в романе. Смысл заглавия.


Замысел романа, судя по высказываниям А.А. Фадеева, относится к 1921 – 22 гг., когда в памяти и сердце писателя еще были свежи события гражданской войны на Дальнем Востоке, в которой он принимал активное участие. Но по мере реализации замысла в нем произошли большие изменения. Вышедший в 1926 году, роман свидетельствует о расставании Фадеева с романтическими иллюзиями прошлого. А. Фадеев, посвящая свое повествование героям гражданской войны, отказывается от легкого и проторенного писателями романтического склада пути воспевания боевых подвигов, отваги, героизма. Автор описывает мытарства красного партизанского отряда, руководимого коммунистом Левинсоном, в период, когда революционное движение в крае пошло на спад, многие испытали разочарование в идеалах большевизма.
Отряд отступает, и уже в этом кроется художественная смелость, новаторство писателя, преодолевающего «невыгодный» материал, преобразующего его в полное величия и трагизма повествование. Стремясь уйти от преследователей, отряд попадает в засаду, несет огромные людские потери. Из последнего прорыва вышли лишь девятнадцать партизан. Но дух их не сломлен. «Нужно было жить и исполнять свои обязанности» – такими будничными, но весомыми, выстраданными всем ходом повествования словами главного героя Левинсона заканчивается роман. И в самой будничности этих слов скрыт высокий пафос дела, в которое верит герой романа и его автор, дела, которому они посвящают без остатка свою жизнь.
 
Говоря о замысле своего романа, Фадеев акцентировал внимание на том, что он хотел показать, как «... в гражданской войне происходит отбор человеческого материала, все враждебное сметается революцией, все неспособное к настоящей революционной борьбе, случайно попавшее в лагерь революции, отсеивается, а все поднявшееся из подлинных корней революции, из миллионных масс народа, закаляется, растет, развивается в этой борьбе». Но роман А. Фадеева оказался более объективным, правдивым и широким, чем это весьма тенденциозное заявление. Революция и гражданская война, как это вытекает из объективного развития повествования, как огромный жернов, перемалывает все без разбора, что попадается на ее пути: и хорошее, и плохое. Погибает сильный, красивый и мужественный Метелица, в котором Левинсон видел удивительные жизненные силы, так недостающие ему самому (гл. «Разведка Метелицы»). Погибает девятнадцатилетний Бакланов, по-юношески романтично влюбленный в своего командира и пытавшийся во всем подражать ему. Погибает Морозка, чья эволюция от несознательного и анархически настроенного представителя «угольного племени» до одного из самых надежных бойцов отряда Левинсона прошла на наших глазах. Зато живы Чиж и Пика, благополучно уходит от опасности и ответственности «чистенький», по словам Морозки, интеллигент Мечик, трусостью своей погубивший часть отряда, и кто знает, где и когда выплывут они в мутное и противоречивое революционное время (гл. «Девятнадцать»).
Роман А. Фадеева отличается глубоким проникновением во внутренний мир рядовых участников эпохальных событий. Фадеев исследует глубокие сдвиги в человеческом сознании под влиянием новых условий жизни, новых отношений в обществе, и тем самым он является наследником Л.Н. Толстого в осмыслении «диалектики души героя», что уже неоднократно было отмечено критикой.
Например, при описании внешности и характера того или иного героя он в первую очередь обращает внимание на его глаза как «зеркало души». У Левинсона глаза «глубокие, большие, как озера, они вбирали Морозку вместе с сапогами и видели в нем многое такое, что, может быть, и самому Морозке неведомо». У самого Морозки глаза «смешливые», «колючие, как бодяки», у Метелицы «хищные глаза всегда горели ненасытным желанием кого-то догонять и драться» и т.д.
Характер героя проявляется в его поступках, жестах, выразительных деталях облика. Вот Морозка, «приподнявшись на стременах, склонившись к передней луке выпрямленным корпусом», плавно идет на рысях перед крестьянами. Автор разделяет здесь их восхищение всадником, описывая, как Морозка гордо сидит в седле, «чуть-чуть вздрагивая на ходу, как пламя свечи».
Но совсем другим предстает перед читателем Морозка, когда он, «воровато оглядевшись», оборвал чужие дыни... испуганно вскочил и замер в полусогнутом положении», затем побежал к лошади, «трусливо вбирая голову в плечи». Этим контрастом и определяется характер Морозки, его неумение себя контролировать, неустойчивость его намерений и желаний, безотчетность его поступков, приводящая героя в крайние ситуации.
Весьма своеобразна и композиция романа, способствующая раскрытию главной идеи – показать не судьбу отдельного человека, а судьбу коллектива, в котором судьба отдельного человека сплавилась с судьбой других людей, образуя единое и неразрывное целое. Автор фокусирует внимание то на одном, то на другом герое, называя их именами главы: «Морозка», «Мечик», «Левинсон», «Разведка Метелицы». Но ни один из них не определяет сам по себе развитие фабулы, даже Левинсон, который берет на себя главную ответственность в принятии решений, влияющих на судьбу отряда в целом и каждого члена этого революционного сообщества в частности.
Такие особенности композиции, благодаря которым книга словно оставляет нас с глазу на глаз то с одним, то с другим человеком и в то же время не превращается в цикл рассказов об отдельных героях, характерна для «Разгрома» в целом.
Как истинно художественное произведение с глубокой и многоплановой проблематикой «Разгром» явственно перекликается с современной постановкой проблем гуманизма, отношения к человеку, взаимодействия человека и человечества, поведения человека в экстремальных ситуациях, раскрывающих истинную суть его характера.
    ?ндекс цитирования