Вишневый сад. Анализ. Чехов.

Анализ  пьесы "Вишневый сад" А.П. Чехова для тех, кто сдает ЕГЭ по русскому языку и литературе.

Краткое содержание пьесы "Вишневый сад"
 
 
 

Идейно-художественное своеобразие пьесы Вишневый сад

1.Тема прошлого, настоящего и будущего России.
Тема прошлого связана с образами Раневской, Гаева, Симеонова-Пищика, Фирса. Их отягощает наследие крепостничества, при котором они выросли и в условиях которого были воспитаны. Их паразитизм неизбывен, как и рабство Фирса, который не мыслит себе жизни без господ. Предложенный Петей Трофимовым (монолог Пети из 2-го действия) путь искупления грехов прошлого – праведный труд – для них неприемлем, мало того, кажется абсурдным. Тема настоящего связана с образом Лопахина, в котором соседствуют два начала. С одной стороны, Лопахин – человек действия, неутомимый труженик; его идеал – сделать землю богатой и счастливой. С другой стороны, в нем нет духовного начала, его побеждает жажда наживы. Тема будущего связана с образами Ани, которая порывает со своим прошлым, и Пети, так называемого «демократического интеллигента». Оба они одержимы идеей творческого труда, хотя слабо себе представляют, в чем именно этот труд будет для них обоих заключаться.
 
2.Характер конфликта и особенности сценического действия.
В статье «К вопросу о принципах построения пьес А.П. Чехова» А. П. Скафтымов указывал на несценичность и растянутость пьесы, слабость фабулы, недостаток действия. В противоположность данной точке зрения другие исследователи, и в частности, К. С. Станиславский и В. Д. Немирович-Данченко отмечали необычность драматического конфликта и наличие в пьесе Чехова «подводных течений – интимно-лирических потоков, которые чувствуются за внешними бытовыми деталями».
По жанру «Вишневый сад» принято считать комедией, хотя сатирический пафос пьесы сильно ослаблен. Чехов продолжал традиции Островского (изображение в пьесах быта). Однако у Островского быт– фон, основа для собственно драматических событий. У Чехова события лишь внешне организуют сюжет. Драму переживает каждый герой – и Раневская, и Гаев, и Варя, и Шарлотта. При этом драма заключается не в утрате вишневого сада, а в самой повседневности. Герои переживают конфликт «между данным и желанным» – между суетностью и мечтой об истинном назначении человека. В душах большинства героев конфликт не разрешается.
 
3.Значение «подводных течений».
Смысл отдельных реплик персонажей никак не связан с происходящими событиями. Эти реплики важны лишь в контексте понимания конфликта между данным и желанным (Раневская: «Я все жду чего-то, как будто над нами должен обвалиться дом», «бильярдные» реплики Гаева и т. д.).
 
4.Роль детали.
Деталь для Чехова является важнейшим изобразительным средством в передаче психологии героев, конфликта и проч.
 
а) Реплики героев, не помогающие в развитии сюжета, но иллюстрирующие разорванность сознания, отчужденность героев друг от друга, их неорганичность с окружающим миром.
«Все сидят, задумались. Вдруг раздается отдаленный звук, точно с неба, звук лопнувшей струны, замирающий, печальный.
Любовь Андреевна. Это что?
Л о п а х и н. Не знаю. Где-нибудь далеко в шахтах сорвалась бадья. Но где-нибудь очень далеко.
Г а е в. А может быть, птица какая-нибудь... Вроде цапли.
Трофимов. Или филин...
Любовь Андреевна (вздрагивает). Неприятно почему-то. (Пауза.)
Ф и р с. Перед несчастьем то же было. И сова кричала, и самовар гудел бесперечь.
Гаев. Перед каким несчастьем?
Ф и р с. Перед волей. (Пауза).
Любовь Андреевна. Знаете, друзья, пойдемте, уже вечереет. (Ане). У тебя на глазах слезы... Что ты, девочка? (Обнимает ее.) х
Аня. Это так, мама. Ничего».
 
б) Звуковые эффекты.
Звук лопнувшей струны («озвученная тоска»). Стук топора, вырубающего вишневый сад.
 
в) Пейзаж.
«Любовь Андреевна (глядит в окно на сад). О мое детство, чистота моя! В этой детской я спала, глядела отсюда на сад, счастье просыпалось вместе со мною каждое утро, и тогда он был точно таким, ничто не изменилось. (Смеется от радости.) Весь, весь белый! О сад мой! После темной, ненастной осени и холодной зимы опять ты молод, полон счастья, ангелы небесные не покинули тебя... Если бы снять с груди и с плеч моих тяжелый камень, если бы я могла забыть мое прошлое!
Гаев. Да. И сад продадут за долги, как это ни странно...
Любовь Андреевна. Посмотрите, покойная мама идет по саду... в белом платье! (Смеется от радости.) Это она.
Гаев. Где?
Варя. Господь с вами, мамочка.
Любовь Андреевна. Никого нет. Мне показалось. Направо, на повороте к беседке, белое деревцо склонилось, похожее на женщину».
 
г) Обстановка.
Шкаф, к которому то Раневская, то Гаев обращают свою речь.
 
д) Авторские ремарки.
Яша всегда говорит, едва удерживаясь от смеха. Лопахин обращается к Варе всегда насмешливо.
 
е) Речевые характеристики героев.
Речь Епиходова изобилует словами-паразитами: «Собственно говоря, не касаясь других предметов, я должен выразиться о себе, между прочим, что судьба относится ко мне без сожаления, как буря к небольшому кораблю. Если, допустим, я ошибаюсь, тогда зачем же сегодня утром я просыпаюсь, к примеру сказать, гляжу, а у меня на груди страшной величины паук».
Речь Гаева насыщена бильярдными терминами.

1. Особенности конфликта в пьесе.
2. Система персонажей.
3. Проблематика «Вишневого сада».
4. Жанровое своеобразие «Вишневого сада».

«Вишневый сад» – одна из самых знаменитых пьес в мировом репертуаре, и то, что театр постоянно обращается к ней, и возможности разных прочтений, и постоянное открытие новых смыслов – все это связано с новым драматургическим языком, который он создал Чехов. В чем необычность «Вишневого сада»? Это видно при анализе главных элементов пьесы: характера драматического конфликта, устройства системы персонажей, речи действующих лиц, жанровых особенностей.
Непривычен, с точки зрения классической, дочеховской драматургии, ход драматического действия. Все его элементы присутствуют в пьесе. В самом начале первого действия дается завязка – возможность драматического развертывания событий: это грядущая продажа за долги имения Раневской. Кульминация – продажа имения – происходит в четвертом действии, в развязке – все обитатели имения покидают его, разъезжаются в разные стороны. Но где те действия и события, которые развивают, связывают эти главные узлы драматического сюжета? Их нет. Отсутствует существующая в любой пьесе внешняя интрига, действие развивается по каким-то другим, внутренним законам. С самого начала пьесы задается тема, организующая конфликт, тема вишневого сада. На протяжении пьесы никто не говорит об утрате поместья (старыйдом Раневских лишь в первом действии напоминает о себе – в восклицании Любови Андреевны о своей детской, в обращении Гаева к столетнему шкафу) – о вишневом саде идут споры между Раневской, Лопахиным и Петей, вишневый сад покупает Лопахин. По вишневым деревьям в последнем действии ударит топор, обозначая конец сложившегося уклада жизни. Он, связанный с жизнью нескольких поколений, станет символом сквозной темы пьесы – темы человека и времени, человека и истории.
 
Отсутствие последовательно развивающегося внешнего действия вызвано особым характером конфликта в чеховской пьесе. Обычно конфликт связан со столкновением противоположных сил, борьбой интересов разных людей, стремлением достичь той цели или избежать той опасности, которая определяется в завязке. В «Вишневом саде» подобный конфликт отсутствует. Традиционной для русской литературы ситуации столкновения расточительного и неприспособленного к жизни дворянина-помещика и хищного и агрессивного купца (ср. с отношениями Гурмыжской и Восмибратова в «Лесе» Островского) здесь нет и в помине. Более того, реальной угрозы разорения для Гаева и Раневской нет. В начальной ситуации первого акта Лопахин объясняет им, как можно было бы сохранить и даже увеличить доход от имения: разбив его на части, сдавать землю в аренду дачникам. Как бы между прочим Лопахин говорит, что в этом случае вишневый сад, старый и переставший плодоносить, конечно, надо вырубить. Этого-то и не могут сделать Раневская и Гаев, им мешают особые чувства, которые они испытывают к вишневому саду. Именно эта область чувств и становится предметом сложения конфликта.
Конфликт в дочеховской драме обязательно предполагает столкновение страдающего героя с тем, кто действует против него, представляет источник его страдания. Страдание не обязательно носит материальный характер (ср. с ролью денег в комедии Островского), оно может быть вызвано идеологическими причинами. «Мильон терзаний» испытывает герой Грибоедова, и «терзания» его связаны с людьми, антагонистами – всем фамусовским кругом, предстающим в пьесе. В «Вишневом саде» нет источника внешнего страдания, нет злой воли и направленных против героев действий. Они разделены своим отношением к судьбе вишневого сада, но объединяются общей неудовлетворенностью существующей жизнью, страстным желанием ее изменения. Это одна линия динамического развития действия. Существует и вторая. Чувства каждого изгероев Чехов дает как бы в двояком освещении – изнутри и извне, в восприятии и понимании других людей. Это становится источником резкого драматизма. Чувств Гаева и Раневской не разделяет Лопахин: для него они странны и удивительны; он не понимает, почему его разумные доводы по устройству имения не действуют на них. И для Пети эти чувства чужды. То, что любит и боится потерять Раневская, для него подлежит разрушению; то, в чем она видит свое счастливое прошлое, детство и юность, для него напоминание о несправедливом устройстве жизни, о замученных здесь людях. Чувства и правда Лопахина понятны и дороги лишь для него самого. Их не понимает и не принимает ни Раневская, ни Петя. У Пети Трофимова свои чувства и представления («Вся Россия – наш сад»), но они смешны для Лопахина и непонятны Раневской.
 
Эта важнейшая тема непонимания и расхождения людей, их обособленности в собственном чувстве и собственном страдании усиливается в пьесе ролью второстепенных лиц. У каждого из них мир собственных переживаний, и каждый среди других одинок и непонят. Шарлотта, бесприютная и одинокая, смешит других и никем не принимается всерьез. Над Варей, погруженной в свой мир, подшучивает Петя Трофимов и Лопахин. Симеонов-Пищик погружен в свой круг забот – он постоянно ищет денег и столь же постоянно думает о своей дочке Дашеньке, вызывая насмешливое раздражение окружающих. Епиходов смешон для всех в своих «несчастьях», никто не принимает всерьез переживания Дуняши... Комическая сторона действительно сильно выражена в этих персонажах, но в пьесе Чехова нет абсолютно смешного, абсолютно трагического или абсолютно лирического. Их сложное смешение осуществляется в каждом персонаже.
Главное содержание «Вишневого сада», состоящее в том, что все его герои равно страдают от неустроенности жизни и одновременно все они замкнуты в этом одиноком страдании, недоступном для других, сказывается и в характере драматического диалога, многие высказывания в пьесе не связаны с общей линией разговора, ни к кому не обращены. В третьем акте Шарлотта занимает всех фокусами. Все аплодируют. Раневская размышляет о своем: «А Леонида все нет. Что он делает в городе так долго, не понимаю». Слова Шарлотты о своем одиночестве в начале второго акта ни к кому не обращены, хотя она находится среди других лиц. Варя подает Раневской телеграмму. Раневская: «Это из Парижа... С Парижем кончено...» Следующая реплика Гаева: «А ты знаешь, Люба, сколько этому шкафу лет?»
?
Еще более значительными в этой ситуации неслушания других становятся случаи, когда герои как будто отвечают на реплику, но связь оказывается механической – они вновь погружаются в собственные мысли. Трофимов говорит, что они с Аней «выше любви». Раневская: «А я вот, должно быть, ниже любви... (В сильном беспокойстве.) Отчего нет Леонида? Только бы знать: продали имение или нет?»
Сложная жанровая природа пьесы, которую Чехов назвал комедией и в которой так много серьезного и печального, соответствует его представлению о драме, в которой все должно идти так, как происходит в жизни. Чехов окончательно разрушил всякую жанровую определенность, убрал все ограничения и перегородки. И необходимым для этого оказалось новое для драмы соединение комического и серьезного, их перетекание друг в друга. Уже говорилось о том, что комический элемент присутствует в каждом герое пьесы, но точно так же каждый обладает своей лирической интонацией. Фарсовое в пьесе соединяется с трагическим. Дело даже не в том, что в пьесе о страданиях хороших людей Чехов применяет балаганную технику (удары палкой, падение с лестницы), более важно другое: каждый момент пьесы имеет как бы двойное освещение. Так, водевильная путаница с отправкой Фирса в больницу соединяется с образом конца – конца дома и сада, конца человеческой жизни, конца эпохи. Печальное и смешное оказываются в пьесе обратимыми. Лирическое начало помогает понять глубокую взволнованность и искренность героя, комическое смеется над его самопоглощенностью и односторонностью.
    ?ндекс цитирования