Война и мир. Анализ. Толстой.

Анализ  романа-эпопеи "Война и мир" Л.Н. Толстого для тех, кто сдает ЕГЭ по русскому языку и литературе.

КРАТКОЕ, НО ПОДРОБНОЕ содержание романа "Война и мир"
ЛИТЕРАТУРНЫЙ ГЕРОЙ БОЛКОНСКИЙ

Идейно-художественное своеобразие романа-эпопеи «Война и мир» (1863-1869)
«Война и мир» как художественное целое

Содержание:

Проблематика романа "Война и мир"

Эпическую основу «Войны и мира» составляет ощущение жизни как целого и бытия во всей широте этого понятия. Жизнь, по представлению Толстого, – не хороша и не дурна. «Жизненность» или «нежизненность», то есть естественность или неестественность того или иного человеческого характера являются основополагающим критерием оценки его Толстым. Так, близость человека к природе очень часто оказывается положительным критерием оценки личности. По Толстому, жизнь конкретна в национальном и социально-историческом содержании, она представлена в многообразии своих форм и противоречий.Вопросы жизни и смерти, правды и лжи, радости и страдания, личности и общества, свободы и необходимости, счастья и несчастья, войны и мира составляют проблематику романа. 

Значения слова "мир" в романе

Толстой показал множество сфер бытия, в которых протекает жизнь человека: 
1)    Мир отдельной личности, по-своему замкнутый и необъяснимый;
2)    Мир семьи (смотри ниже значение «мысли семейной»);
3)    Мир отдельного сословия (дворянство, крестьянство);
4)    Мир нации;
5)    Мир всех людей, живущих на земле;
6)    Мир природы в ее самостоятельном развитии.  

Каждый человек живет во множестве этих миров, так проявляются связи отдельной личности с другими людьми, в семье, в обществе и т. д. Поиск смысла жизни героями Толстого сводится к постижению ими глубинных связей между людьми. Его любимым героям свойственно стремление обрести гармонию в общении с людьми. Все они в конечном итоге приходят к мысли о необходимости духовного единения людей (Андрей Болконский, Пьер Безухов). Это важнейший критерий нравственной оценки личности. Наиболее непосредственно к духовному единению приходят люди из народа, так как именно народ, по Толстому, является носителем духовных ценностей. В духовном единении Толстой видел путь к преодолению противоречий современной ему жизни. Война 1812 года – реальное историческое дело, где идеал духовного единения людей осуществился.

«Война и мир» как произведение 60-х годов XIX века.

60-е годы XIX века в России стали периодом наивысшей активности крестьянских масс, подъема общественного движения. Центральной темой литературы 60-х годов стала тема народа. Эта тема, а также современные Толстому проблемы рассматриваются писателем сквозь призму истории. Исследователи творчества Толстого расходятся в вопросе, что, собственно, Толстой подразумевал под словом «народ» – крестьян, нацию в целом, купечество, мещанство, патриотически настроенное патриархальное дворянство. Безусловно, все эти слои входят в толстовское понимание слова «народ», но лишь тогда, когда они являются носителями нравственности. Все, что безнравственно, исключается Толстым из понятия «народ». 

Образ Кутузова и Наполеона. Роль личности в истории.

Толстой своим произведением утверждает решающую роль народных масс в истории. По его мнению, действия так называемых «великих людей» не оказывают решающего влияния на ход исторических событий. 
Вопрос о роли личности в истории поднимается в начале третьего тома (первая часть, первая глава):
а) Применительно к истории личность в большей степени действует бессознательно, чем сознательно;
б) Человек в большей степени свободен в личной Жизни, чем в общественной;
в) Чем выше стоит человек на ступенях общественной лестницы, тем очевиднее предопределенность и неизбежность в его судьбе.Толстой приходит к выводу, что «царь есть раб истории». Современник Толстого историк Богданович прежде всего указывал на определяющую роль Александра Первого в победе над Наполеоном, а роль народа и Кутузова вообще сбрасывал со счета. Толстой же ставил своей задачей развенчать роль царей и показать роль народных масс и народного полководца Кутузова. Писателем отражены в романе моменты бездействия Кутузова. Это объясняется тем, что и Кутузов не может по своей воле распоряжаться историческими событиями. Зато ему дано осознать действительный ход событий, в осуществлении которых он участвует. Кутузов не может понять всемирно-исторического смысла войны 12-го года, но он осознает значение этого события для своего народа, то есть он может быть сознательным проводником хода истории. Кутузов сам близок народу, он чувствует дух войска и может управлять этой великой силой (главная задача Кутузова во время Бородинского сражения – поднять дух армии). Наполеон лишен понимания происходящих событий, он – пешка в руках истории. Образ Наполеона олицетворяет собой крайний индивидуализм и эгоизм. Себялюбец Наполеон действует, как слепец. Он не великий человек, он не может определить нравственный смысл события вследствие собственной ограниченности. Новаторство Толстого состояло в том, что он внёс в историю нравственный критерий (полемика с Гегелем).

«Мысль народная» и тема патриотизма.

Путь идейного и нравственного роста ведет положительных героев к сближению с народом (не разрыв со своим классом, а нравственное единение с народом). Герои испытываются отечественной войной. Независимость частной жизни от политической игры верхов подчеркивает нерасторжимую связь героев с жизнью народа. Жизнеспособность каждого из героев проверяется «мыслью народной». Она помогает Пьеру Безухову обнаружить и проявить свои лучшие качества; Андрея Болконского называют «наш князь»; Наташа Ростова достает подводы для раненых; Марья Болконская отвергает предложение мадемуазель Бурьен остаться во власти Наполеона. Наряду с истинной народностью Толстой показывает и псевдонародность, подделку под нее. Это отражено в образах Ростопчина и Сперанского (конкретных исторических лиц), которые хотя и пытаются взять на себя право говорить от имени народа, ничего общего с ним не имеют. Толстому не понадобилось большого числа образов из простонародья (не следует путать народность и простонародность).

Патриотизм свойство души любого русского человека, и в этом отношении нет разницы между Андреем Болконским и любым солдатом его полка. Близок к народу и капитан Тушин, в образе которого сочетаются «малое и великое», «скромное и героическое». Часто участники похода вообще не названы по именам (напр. «барабанщик-запевала»). Тема народной войны находит свое яркое выражение в образе Тихона Щербатого. Образ неоднозначен (убийство «языка», «разинское» начало). Неоднозначен и образ Платона Каратаева, в условиях плена вновь обратившегося к своим истокам (с него спадает все «наносное, солдатское», остается крестьянское). Наблюдая за ним, Пьер Безухов понимает, что живая жизнь мира выше всяких умствований и что счастье – в нем самом. Однако в отличие от Тихона Щербатого Каратаев вряд ли способен к решительным действиям, его благообразие приводит к пассивности.

В сценах с Наполеоном Толстой пользуется приемом сатирического гротеска: Наполеон переполнен самообожанием, его помыслы преступны, его патриотизм фальшив (эпизоды с Лаврушкой, награждение солдата Лазарева орденом Почетного легиона, сцена с портретом сына, утренний туалет перед Бородином, ожидание депутации «московских бояр»). Нескрываемой иронией проникнуто и изображение жизни других людей, также далеких от народа – независимо от их национальной принадлежности (Александр Первый, Анна Павловна Шерер, семья Курагиных, Берги, Друбецкие и проч.)Путь героев, принадлежащих к аристократии, к духовному единению с народом, изображен Толстым в его противоречивости и неоднозначности. Писатель с иронией описывает заблуждения и самообман героев (поездка Пьера в южные имения, идеалистические бесплодные попытки нововведений; бунт крестьян в Богучарове, попытка княжны Марьи раздать господский хлеб и проч.).

Историко-философские отступления: ответственность человека перед историей, отношение к войне.

В произведении собственно художественное повествование временами прерывается историко-философскими отступлениями, по стилю близкими публицистике. Пафос философских отступлений Толстого направлен против либерально-буржуазных военных историков и писателей.
 По Толстому, «мир отрицает войну» (напр. описание плотины, которую видят русские солдаты во время отступления после Аустерлица – разоренную и безобразную, и сравнение ее в мирное время – утопающей в зелени, аккуратной и отстроенной). Толстой поднимает вопрос соотношения личности и общества, руководителя и массы (сон Пьера после Бородина: ему снится умерший Баздеев (масон, который ввел его в ложу), который говорит: «Война – есть наитруднейшее подчинение свободы человека законам бога... Ничем не может владеть человек, пока он боится смерти, а кто не боится ее, тому принадлежит все... Самое трудное состоит в том, чтоб уметь соединять в душе своей значение всего». Пьеру также снятся простые солдаты, которых он видел на батарее и которые молились на икону. Пьеру представляется, что нет лучшей доли, чем быть простым солдатом и делать дело, а не рассуждать, как его прежние знакомые, которых он также видит во сне. Другой сон – накануне освобождения из плена, после смерти Каратаева. Старый учитель географии показывает Пьеру глобус, который представляет собой огромный, колеблющийся шар. «Вся поверхность шара состояла из капель, плотно сжатых между собой. И капли все эти двигались, перемещались и то сливались из нескольких в одну, то из одной разделялись на многие. Каждая капля стремилась... захватить наибольшее пространство... «Вот жизнь, – сказал старичок учитель... – В середине бог, и каждая капля стремится расшириться, чтобы в наибольших размерах отражать его...»). Толстой – не историк-фаталист.

В его произведении особенно остро стоит вопрос о нравственной ответственности человека – исторического деятеля и всякого человека – перед историей. По мысли Толстого, человек тем менее свободен, чем ближе он поставлен к власти, но и частный человек несвободен.Толстой подчеркивает, что надо уметь разоряться ради защиты Отечества, как поступают Ростовы, быть готовым отдать все, пожертвовать всем, как это умеет Пьер Безухов, но не умеют пришедшие в здание дворянского собрания именитое купечество и благородное дворянство.  

«Мысль семейная» 

Ростовы

На примере семьи Ростовых Толстой описывает свой идеал семейного бытия, добрых отношений между членами семьи. Ростовы живут «жизнью сердца», не требуя друг от друга особого ума, легко и непринужденно относясь к жизненным неурядицам. Им свойственно истинно русское стремление к широте и размаху (напр. организация Ростовым-старшим приема москвичей в честь Багратиона). Всем членам семьи Ростовых свойственны живость и непосредственность (именины Наташи, поведение Николая на войне, святки). Переломным моментом в жизни семьи становится отъезд из Москвы, решение отдать подводы, предназначенные для вывоза имущества, под раненых, что означает фактическое разорение. Старик Ростов умирает с чувством вины за разорение детей, но с чувством выполненного патриотического долга. 

Болконские

Глава семьи, старый князь Болконский, устанавливает в Лысых Горах размеренную, осмысленную жизнь. Он весь в прошлом, но зорко следит за настоящим. Его осведомленность о современных событиях удивляет даже его сына Андрея. Ироничное отношение к религии и сентиментальности сближает отца с сыном. Смерть князя, по мысли Толстого, – расплата за его деспотизм. Болконский живет «жизнью ума», в доме царит интеллектуальная атмосфера. Перед смертью к нему снова возвращаются чувства жалости и любви, его последние мысли о дочери и России, он преисполнен гордости за сына. Образы Марьи и Андрея Болконских смотри ниже. 

Курагины

Члены семьи связаны только внешними отношениями. У князя Василия нет отеческого чувства к детям, все Курагины разобщены. И в самостоятельной жизни дети князя Василия обречены на одиночество: у Элен и Пьера нет семьи, несмотря на официальный брак; Анатоль, будучи женатым на польке, вступает в новые связи, ищет богатую жену. Курагины органично вписываются в общество завсегдатаев салона Шерер с его фальшью, искусственностью, лжепатриотизмом, интригами. Подлинное лицо князя Василия проявляется в период «дележа» наследства Кирилы Безухова, от которого он ни при каких обстоятельствах не намерен отказаться. Он фактически продает свою дочь, выдавая ее за Пьера. Животное, безнравственное начало, заложенное в Анатоле Курагине, особенно ярко проявляется, когда отец привозит его в дом Болконских, чтобы сосватать за него княжну Марью (эпизод с мадемуазель Бурьен). Анатоль на редкость ординарен и неумен, что, впрочем, не заставляет его отказываться от своих претензий. Образ Элен смотри ниже. 

Берги

В самом Берге есть много общего с грибоедовским Молчалиным (исполнительность и аккуратность). По мысли Толстого, Берг не только мещанин сам по себе, но и частица вселенского мещанства (во время отъезда Ростовых из Москвы покупает жене шифоньерку и туалет, которые по случаю разорения Москвы можно дешево приобрести, и просит выделить ему подводу). Берг «эксплуатирует» войну 12-го года, «выжимает» из нее максимум выгоды для себя. Берги всеми силами стараются походить на «принятые» в обществе образцы (вечер Бергов, на котором присутствуют Безухов и князь Андрей, как две капли воды похож на «всякий другой вечер с разговорами, чаем и зажженными свечами»). Вера еще в девичестве, несмотря на внешнюю красоту, развитость, хорошие манеры и «правильность» суждений, отталкивает от себя людей своим равнодушием к окружающим и крайним эгоизмом. 

Николай Ростов и Марья Болконская

Любовь этих двух людей зарождается в момент беды, нависшей над Отечеством. Для Николая и Марьи характерна общность в восприятии людей (разочарование Марьи в Анатоле, а Николая в Александре Первом). Это союз, в котором муж и жена духовно взаимообогащаются. Николай расширяет и углубляет достаток семьи, делая тем самым жизнь Марьи счастливой. Марья вносит в семью доброту и нежность. Она очень хорошо понимает мужа, одобряет его отказ вступать в тайное общество. Путь к самосовершенствованию для Николая лежит через упорный труд – истинный смысл жизни он постигает только тогда, когда начинает заниматься хозяйством, заботиться о крестьянах, в то же время не распуская их, за что те ему по-настоящему благодарны. 

Пьер и Наташа

Цель их любви – супружество, семья и дети. Здесь Толстой описывает идиллию – интуитивное понимание близкого человека. Прелесть Наташи-девушки ясна всем, очарование Наташи-женщины – только мужу. Смотри образы Наташи Ростовой и Пьера Безухова ниже. 

Друбецкие

С самого начала повествования все помыслы Анны Михайловны и ее сына устремлены к одной дели – устроению своего материального благополучия. Анна Михайловна ради этого не гнушается ни унизительным попрошайничеством, ни применением грубой силы (сцена с мозаиковым портфелем), ни интригами и проч. Поначалу Борис пытается сопротивляться воле матери, но со временем понимает, что законы общества, в котором они живут, подчиняются только одному правилу – прав тот, у кого власть и деньги. Борис принимается «делать карьеру». Его не увлекает служба Отечеству, он предпочитает службу в тех местах, где можно с минимальной отдачей быстро продвинуться по служебной лестнице. Для него не существует ни искренних чувств (отказ от Наташи), ни искренней дружбы (холодность к Ростовым, которые много для него сделали). Даже женитьбу он подчиняет этой цели (описание его «меланхолической службы» у Жюли Карагиной, признание ей в любви сквозь отвращение и т. д.). В войне 12-го года Борис видит только придворные и штабные интриги и озабочен лишь тем, как обратить это себе на пользу. Жюли и Борис вполне устраивают друг друга: Жюли льстит наличие красивого, сделавшего блестящую карьеру мужа; Борису же нужны ее деньги.


Женские образы в романе 

Наташа Ростова

Секрет ее чарующего обаяния в искренности, в том, что ее «душевная сила» не терпит насилия над живой жизнью. Сущность натуры Наташи – любовь. Искреннее чувство впервые посещает ее при встрече с князем Андреем, и особенно в тот период, когда она ухаживает за ним перед его смертью. Именно Наташа способна поддержать мать, обезумевшую от горя после смерти Пети. После замужества единственным смыслом жизни для Наташи становится семья – здесь Толстой полемизирует с идеей женской эмансипации. Наташа не расчетлива, ею руководит «разумный, естественный, наивный эгоизм». Наташу отличают душевная щедрость и чуткость (отношение к Соне, отдает подводы раненым), тонкое понимание природы (ночь в Отрадном). Она обладает даром действовать на окружающих облагораживающе (пение Наташи слушает Николай после карточного проигрыша Долохову).
По мысли Толстого, в нравственном отношении Наташа выше Сони (самопожертвование Сони корыстно – она стремится поднять себе цену в глазах окружающих, чтобы быть достойной Николая). Ошибившись в Анатоле, Наташа через страдание приходит к очищению, заявляя Андрею Болконскому: «Прежде я была дурная, а теперь я добра, я знаю...» Наташа живет инстинктом (ее чувство к князю Андрею не выдерживает испытания физическим влечением, которое будит в ней Анатоль), но и в этом, по Толстому, проявляется естественность Наташи, ее близость к природному. Наташа выполняет естественное предназначение женщины (дом, семья, дети), остальное, по Толстому, является наносным и неважным. Все ее метания в конечном итоге имеют целью создание семьи и рождение детей (для Толстого в этом состоит смысл жизни любой женщины, и чем менее женщина в этом себя обманывает, тем она ближе к естественному идеалу, идеалу жизни). В образе Наташи воплотилась идея о том, что красоты и счастья нет там, где нет добра, простоты и правды. Именно от Наташи исходит энергия обновления, освобождения от. всего фальшивого, ложного, привычного. Это толстовский идеал жизни, без мук и исканий холодного разума.

По Толстому, Наташа – это русский национальный характер – она впитала в себя с детства дух народа (святки, поездка к дядюшке и танцы). Фальшивое светское общество чуждо Наташе (после замужества она практически перестает бывать в свете). Важным моментом в жизни Наташи является ее знакомство и дружба с Марьей Болконской. В этой паре Марья олицетворяет христианское начало, а Наташа – языческое. Только через любовь к Пьеру и обретение семьи Наташа, наконец, обретает покой.

Марья Болконская

Строгая атмосфера родительского дома и непонимание со стороны Отца побуждают Марью искать успокоение в религии, общении с «божьими людьми». Марья постоянно противостоит старому князю Болконскому, как ее вера противостоит отцовским точным наукам, а душа – разуму. Марья обладает способностью к искреннему самопожертвованию (ее отношение к мадемуазель Бурьен). Она, как и Наташа, живет «жизнью сердца», у нее развита интуиция – получив известие о гибели брата после Аустерлица, Марья не верит этому и не сообщает печальную новость Лизе, жене Андрея, оберегая ее. Однако Толстой не идеализирует Марью, показывая ее слабые стороны. В сцене бунта крестьян в Богучарове Марья ведет себя наивно, не может отличить правды от лжи, пытается из сострадания раздать мужикам господский Хлеб, приняв за чистую монету их жалобы на тяжелую жизнь.
Марья, как и остальные герои Толстого, «проверяется» Отечественной войной 12-го года. Болезнь отца и его кончина, необходимость выбора ставят Марью в трудное положение. Однако она не поддается искушению, отвергает предложение мадемуазель Бурьен остаться во власти французов и принимает решение уехать из Богучарова. Как и другие героини Толстого, Марья свои лучшие качества раскрывает, переживая любовь. Через общение с Николаем Марья преображается несмотря на внешнюю некрасивость, неоднократно подчеркиваемую Толстым, становится прекрасной. От сравнения с Соней Марья только выигрывает. Она более искренняя, более цельная, самостоятельная личность. Семейная жизнь Николая и Марьи обоим приносит счастье и покой, потому что супруги взаимно обогащают друг друга 

Элен

Элен – единственная «вполне красивая» женщина, описанная Толстым, однако это едва ли не самый непривлекательный образ в романе. В ее красоте нет возвышающего душу начала, она возбуждает «гадкое чувство». Элен исключительно беспринципна и эгоистична, во всех своих действиях она руководствуется исключительно собственными прихотями. В своей беспринципности она не останавливается ни перед чем (история с вельможей и принцем). Элен противопоставляется Толстым княжне Марье – Марья, несмотря на свою некрасивость, богата внутренне, Элен – блестяща внешне, но духовно уродлива (форма без содержания). Элен неразвита и вульгарна, ее суждения примитивны, однако она принимает законы, по которым живет светское общество, и оборачивает их в свою пользу. Элен также «проверяется» войной 12-го года, обнаруживая при этом собственное ничтожество, – все ее мысли о новом браке при живом муже, для чего она даже переходит в католичество, в то время как весь народ объединяется против врага под знаменами православия. Смерть Элен закономерна. Толстой даже не приводит истинной причины ее смерти, ограничиваясь скандальными слухами об этом, так как это для него не важно – Элен уже давно мертва духовно.

Духовные искания героев Толстого(Андрей Болконский и Пьер Безухов)

Смысл духовных исканий заключается в том, что герои способны к духовной эволюции, что, по Толстому, является важнейшим критерием нравственной оценки личности. Герои ищут смысл жизни (обретение глубинных духовных связей с другими людьми) и личное счастье. Толстой показывает этот процесс в его диалектической противоречивости (разочарования, обретение и потеря счастья). При этом герои сохраняют собственное лицо и собственное достоинство. Общее и главное в духовных исканиях Пьера и Андрея то, что в конце концов оба приходят к сближению с народом. 

Этапы духовных исканий Андрея Болконского.

а) Ориентация на идеи Наполеона, гениального полководца,сверхличности (разговор с Пьером в салоне Шерер, отъезд в действующую армию, военные действия 1805 г.).
б) Ранение под Аустерлицем, кризис в сознании (небо Аустерлица, Наполеон, обходящий поле сражения).
в) Смерть жены и рождение ребенка, решение «жить для Себя и своих близких».
г) Встреча с Пьером, беседа на переправе, преобразования в имении.
д) Встреча с Наташей в Отрадном (возрождение к новой жизни, аллегорически изображенной в образе старого дуба).
е) Общение со Сперанским, любовь к Наташе, осознание бессмысленности «государственной» деятельности.
ж) Разрыв с Наташей, духовный кризис.
з)  Бородино. Окончательный перелом в сознании, сближение с народом (солдаты полка зовут его «наш князь»).
и) Перед смертью Болконский принимает бога (прощает врага, просит Евангелие), ощущение всеобщей любви, гармония с жизнью. 

Этапы духовных исканий Пьера Безухова.

а) Ориентация на идеи Наполеона, «общественный договор» Руссо, идеи французской революции.
б) Получение наследства, женитьба на Элен, духовный кризис, дуэль с Долоховым.
в) Масонство. Поездка в Киев и свои южные имения, неудачная попытка ввести преобразования, облегчить участь крестьян.
г) Неудовлетворенность деятельностью масонов, разрыв с петербургскими масонами.
д) Рассеянная, бессмысленная жизнь, духовный кризис, который прерывается вспыхнувшим чувством к Наташе.
е) Организация ополчения, Бородино, батарея Раевского, размышления о роли народа в войне.
ж) Сон Пьера о сопряжении миров после Бородина (Баздеев говорит ему о необходимости «соединять все» знание о мире, Пьер пытается понять смысл этих слов и находит искомое: «не соединять, а сопрягать»).
з)  Отказ уйти из Москвы, намерение убить Наполеона и ценой собственной жизни спасти Отечество. Девочка, спасенная во время пожара, женщина, избавленная от надругательства.
и) Плен. Неправедный суд Даву, общение с Платоном Каратаевым, духовное возрождение.
к) Брак с Наташей, духовная гармония.
л) Конец 10-х годов. Негодование, протест против общественного строя, призыв «объединяться добрым людям» (разговор с Николаем о намерении создать легальное или тайное общество).

Преддверие декабризма (Изначально роман был задуман Толстым как повествование о современной ему действительности. Однако, поняв, что Истоки современного ему освободительного движения лежат в декабризме, Толстой начинает роман о декабристах. Размышляя о причинах зарождения декабризма, Толстой приходит к выводу, что они лежат в том духовном подъеме, который испытал русский народ во время Отечественной войны 12-го года).«Война и мир» – роман-эпопея (жанровое своеобразие)Эпопея – древний жанр, где жизнь изображается в национально-исторических масштабах. Роман – новоевропейский жанр, связанный с интересом к судьбе отдельной личности.Черты эпопеи в «Войне и мире»: в центре •– историческая! судьба русского народа в Отечественной войне 12-го года, значение его героической роли и изображение «целостного» бытия.Черты романа: «Война и мир» повествует о частной жизни людей, показываются конкретные личности в их духовном становлении.Жанр романа-эпопеи – создание Толстого. Идейный и художественный смысл каждой сцены и каждого характера становится ясен лишь в их сцеплениях с многообъемлющим содержанием эпопеи.

В романе-эпопее сочетаются детально нарисованные картины русской жизни, батальные сцены, авторское художественное повествование и философские отступления. Основу содержания романа-эпопеи составляют события большого исторического масштаба, «жизнь общая, а не частная», отраженная в судьбах отдельных людей. Толстым достигнут необычайно широкий охват всех слоев русской жизни – отсюда огромное число действующих лиц. Идейно-художественный стержень произведения – история народа и путь лучших представителей дворянства к народу. Произведение писалось не для воссоздания истории, это не хроника. Автор создал книгу о жизни нации, создал художественную, а не исторически достоверную правду (многое Из собственно истории того времени не вошло в книгу; кроме того, реальные исторические факты искажаются с целью подтверждения основной мысли романа – гиперболизация старости и пассивности Кутузова, портрет и ряд поступков Наполеона).Историко-философские отступления, авторские размышления о прошлом, настоящем и будущем – необходимая составная часть жанровой структуры «Войны и мира».

В 1873 году Толстым была предпринята попытка облегчить структуру произведения, очистить книгу от рассуждений, что, по мнению большинства исследователей, нанесло его творению серьезный ущерб. Считается, что громоздкость, тяжеловесность периодов (предложений), многоплановая композиция, множество сюжетных линий, обилие авторских отступлений – неотъемлемые и необходимые черты «Войны и мира». Сама художественная задача – эпический охват громадных пластов исторической жизни – требовала именно сложности, а не легкости и простоты формы.

Осложненный синтаксический строй прозы Толстого – инструмент социального и психологического анализа, существенная составная часть стиля именно романа-эпопеи.Требованиям жанра подчинена и композиция «Войны и мира». В основе сюжета лежат исторические события. Во вторую очередь раскрывается значение судеб семей и отдельных людей (проанализировать все противопоставления, смотри выше). 

«Диалектика души» (особенности психологизма Толстого)

«Диалектика души» – постоянное изображение внутреннего мира героев в движении, в развитии (по Чернышевскому).
Психологизм (показ характеров в развитии) позволяет не только объективно изобразить картину душевной жизни героев, но и выразить авторскую нравственную оценку изображаемого.Средства психологической изобразительности у Толстого:
а) Психологический анализ от лица автора-повествователя.
б) Раскрытие невольной неискренности, подсознательного стремления видеть себя лучше и интуитивно искать самооправдания (напр. размышления Пьера о том, ехать или нет к Анатолю Курагину, после того, как он дает Болконскому слово этого не делать).
в) Внутренний монолог, создающий впечатление «подслушанных мыслей» (напр. поток сознания Николая Ростова во время охоты и погони за французом; князь Андрей под небом Аустерлица).
г) Сны, раскрытие подсознательных процессов (напр. сны Пьера).
д) Впечатления героев от внешнего мира. Внимание сосредоточивается не на самом предмете и явлений, а на том, как воспринимает их персонаж (напр. первый бал Наташи). 
е) Внешние детали (напр. дуб по дороге в Отрадное, небо Аустерлица).
ж) Расхождение между тем временем, в котором реально происходило действие, и временем рассказа о нем (напр. внутренний монолог Марьи Болконской о том, за что она полюбила Николая Ростова).

По мысли Н. Г. Чернышевского, Толстого интересовали «всего более – сам психический процесс, его формы, его законы, диалектика души, чтобы выразительным, определительным термином» непосредственно изображать психический процесс. Чернышевский отмечал, что художественным открытием Толстого стало изображение внутреннего монолога в форме потока сознания.
Чернышевский выделяет общие принципы «диалектики души»:
а) Изображение внутреннего мира человека в постоянном движении, противоречии и развитии (Толстой: «человек – текучее вещество»);
б) Интерес Толстого к переломным, кризисным моментам в жизни человека;
в) Событийность (влияние событий внешнего мира на внутренний мир героя).

1. Жанровые особенности «Войны и мира».
2. Проблематика романа.
3. Специфика психологизма Толстого.
4. Система персонажей в романе.
5. Изображение войны в романе
6. «Мысль народная» в романе.
7. Философия истории Толстого.

Один из вопросов, встающих при рассмотрении «Войны и мира», касается причин обращения Толстого, художника, необычайно остро чувствующего современность, к ушедшей исторической эпохе начала XIX века.Здесь нет противоречия. Решительный исторический перелом в эпоху 60-х годов (крестьянская реформа и вызванные ею преобразования всей жизни страны) сделал вопросы о закономерностях развития истории, о самом процессе исторического движения страны самыми важными и насущными. К началу 1860-х относится замысел романа «Декабристы», герой которого Петр Лабазов (прообраз Пьера Безухова) – декабрист, возвращающийся с семьей в 56 году после поселения в столицу и, как говорит Толстой, «примеряющий свой строгий и несколько идеальный взгляд к новой России». Столкновение эпох, прошлой и сегодняшней, осмысление современности с точки зрения эпохи декабризма и должно было стать движущим сюжет началом. Замысел привел Толстого к эпохе 1812 г. (ср. со словами декабриста А. Бестужева: «Мы дети двенадцатого года»), но оказалось, что содержание народной войны, обнажившей мощь и жизнеспособность русской нации, гораздо шире идеи декабризма. Задача выявления внутренних источников победы, противостояния злу заставляет Толстого обратиться к еще более ранней эпохе 1805 – 1807 гг. – времени «неудач и поражений», в которых сущность характера народа должна была «выразиться еще ярче».В «Войне и мире» нетрудно увидеть разные жанровые элементы – семейной хроники (в структуре романа велико значение семейных, родовых образований-гнезд Болконских, Ростовых, Курагиных), социально-психологического и исторического романа. Притом ни одно из этих определений не исчерпывает романа как целостности. Сам

Толстой называл «Войну и мир» «книгой о прошедшем», считая, что ее нельзя подвести ни под одну жанровую категорию: «Это не роман, еще менее поэма, еще менее историческая хроника. «Война и мир» есть то, что хотел и мог выразить автор в той форме, в которой оно выразилось». Но эта форма оказалась такой вместительной для философского и психологического анализа взаимодействий людей в мире и войне – т.е. в историческом времени (в особом, толстовском понимании истории, в которую необходимо входит частная жизнь людей), что за «Войной и миром» закрепилось определение «роман-эпопея». 

Эпическое начало заложено уже в названии, заставляющем вспомнить наказ пушкинского летописца Пимена из «Бориса Годунова»: «Описывай, не мудрствуя лукаво... /Войну и мир, управу государей, / Угодников святые чудеса, / Пророчества и знаменья небесны...». Перечисление Пимена охватывает как будто все, что ни существует в мире, и образ войны и мира, взятый в таком контексте, – это жизнь во всей ее полноте. Этому служит и огромный пространственный охват (Россия, Австрия, Москва, Петербург, помещичьи поместья, провинция), и временная длительность (15 лет) и огромное количество действующих лиц – от императора и фельдмаршала до мужика и простого солдата. Но не это главное. Эпопея создается прежде всего характером центрального события – войны 1812 года, послужившей толчком к необычайно быстрому пробуждению народного самосознания, объединившей нацию и тем предопределившей и исход Бородинского сражения (кульминационного события эпопеи), и последующую победу.Но название имеет и другой смысл. Война и мир – антитеза, самое глубокое противоречие жизни.
Идея противоречия, столкновение противоположностей пронизывает всю структуру романа. Это и противоположность военных и мирных сцен, сменяющих друг друга; противоположность художественного изображения и философских и исторических рассуждений (особенность настолько резкая, что во втором издании романа, Толстой вынес эту философско-публицистическую часть в отдельную книгу, но впоследствии вернул все в прежнее состояние); противоположность «исторической» (императоры, министры, военные советники, полководцы) и частной жизни людей; противоположность временного развертывания (от 1805 до 1820 года) и краткого момента (светский вечер, бал, театральное представление, день рождения, семейная сценка); противоположно соединение мельчайших наблюдений за человеческой психикой (Толстой называл это «мелочностью») и широких культурно-философских обобщений (по Толстому, «генерализация»); и, наконец, в системе персонажей герои, данные в движении, противоположны героям статическим, неподвижным.Но в мире Толстого, основной закон которого движение, противоположности тоже не существуют как нечто неподвижное, можно сказать, что они преодолеваются. Так, для Толстого жизнь не представляется разделенной на изолированные стороны – историческую и частную – подчиняющиеся различным законам. История творится в индивидуальном существовании человека, в семье, в родовом поместье. Законы жизни человека и законы истории едины. Как осуществляет эту мысль не Толстой – публицист и философ, а Толстой-художник? Главный его прием – смысловые «сцепления» (любимое слово Толстого). В сценах частной жизни и в исторических сценах, расположенных в разных частях романа, обнаруживается общий смысл. Так, кардинальная для Толстого мысль об истинных и ложных жизненных ценностях равно открывается Николаю Ростову после огромного карточного проигрыша, князю Андрею, лежащему после ранения на Праценской горе, Пьеру, наблюдающему за солдатами, идущими к Бородину перед сражением. Общность ситуации в том, что во всех трех случаях происходит решительный сдвиг – жизнь нарушает свое обычное течение перед лицом смерти (Николаю невозможность заплатить «долг чести» грозит самоубийством, князь Андрей смертельно ранен и истекает кровью, Пьер думает о том, что эти веселые люди завтра, возможно, погибнут), – и тогда обычные и не вызывающие сомнений ценности, для каждого свои (офицерская честь, слава, удобство и комфорт), обнаруживают свою ложность и в силу вступает настоящее и всеобщее в жизни – сила молодости и искусства, открывшаяся Николаю в пении Наташи, истина высокого неба, как будто впервые увиденного князем Андреем, спокойная уверенность в необходимости общего дела, которую почувствовал в солдатах Пьер. Также и понятия войны и мира начинают мерцать, проникая друг в друга. Законы войны (вражда, авантюризм, обманы, убийства) активно действуют в мирной жизни. Это и война, ведущаяся за мозаиковый портфель старого графа Безухова князем Василием и Анной Михайловной Друбецкой, и военная хитрость интриг князя Василия вокруг Пьера, ставшего выгодным женихом после получения наследства, и дуэль Пьера и Долохова, и многое другое. А мир как согласие, гармония человеческих отношений находит себя в военной жизни – будь то жизнь гусарского полка Николая Ростова или батарея Тушина при Шенграбене. В самом огне Бородинского сражения на курганной батарее Пьер чувствует себя как будто в малом мире семьи. И пространственное значение «мир семьи», т.е. круг людей, совпадает здесь с омонимичным значением состояния: «семейный мир» значит «семейной согласие». Понятие «мир» ключевое для книги Толстого, и особенно важно, что значение мира как не-войны вступает в сцепление с понятием мира как единения людей. «Миром господу помолимся», – слышит Наташа Ростова слова великой ектении в первые дни войны и как бы расшифровывает их для себя: «Миром, все вместе, без различия сословий, без вражды, а соединенные братскою любовью». «Отсутствие вражды» и «все вместе» становится здесь синонимическим рядом, оттенками единого значения. Единство – мир – русской нации, рождающийся в горниле войны и есть основное содержание эпопеи Толстого. «Мысль народная», которую, по словам Толстого, он любил в «Войне и мире», связана с самыми главными проблемами романа. Народ – общая душа нации, и понять это позволяет 1812 год, раскрепостивший творческое сознание народа, который обретает свободу действий и сметает все «общепринятые условности войны». (Это максимальное проявление той общей ситуации, о которой шла речь выше, в случаях с Николаем Ростовым, князем Андреем, Пьером). Нашествие гибнет, потому что поднимается народ – как «новая, неведомая никому сила». Народный характер войны определяется широтой и силой человеческой самостоятельности: это и партизанское движение, и создание дворянских ополчений, и уничтожение людьми своего имущества, и оставление Москвы. И приход в армию главнокомандующим Кутузова, неугодного государю, но лучше всех понимающего народный характер войны и прислушивающегося прежде всего к состоянию духа русского войска, – выражение этой прежде «неведомой никому силы». Победа (общее благо) оказывается результатом того, что личные интересы множества людей, обычно эгоистически отделенных друг от друга, оказываются однонаправленными, определяющимися одним чувством – Толстой называет его почти как физическое, т.е. естественное и необходимое явление – «скрытой теплотой патриотизма».Народ хранит в себе нравственные начала общей жизни, он по сути и воплощает в себе эту общую жизнь. Только в приобщении к ней могут найти разрешение своих мучительных вопросов об осмысленности существования и согласия с самим собой любимые герои Толстого – Пьер Безухов и князь Андрей. Это согласие достижимо только при выходе за пределы обособленной личной жизни, и Толстой показывает его в солдатах на батарее Раевского при Бородине, а потом и в отдельном человеке – Платоне Каратаеве. Платон Каратаев оказывается воплощением идеала «простоты и правды», идеала полного растворения в общей жизни, которая уничтожает страх смерти и пробуждает силу жизни в человеке. Толстой показывает, что жизнь Каратаева, «как он сам смотрел на нее, не имела смысла как отдельная жизнь. Она имела смысл только как частица целого, которое он постоянно чувствовал». И встреча с ним оказывается спасительной для Пьера, наделяя его чувством свободы, «знанием сердечным», способностью разграничения добра и зла.Мир героев «Войны и мира» огромен и многосложен. Это и исторические лица, и персонажи, как говорил Толстой, «совершенно вымышленные». Поразительно, что в этой грандиозной постройке (более 600 персонажей) люди живут, не заслоняя друг друга. Запоминаются навсегда не только главные герои, проходящие весь долгий путь в эпопее, но и второстепенные герои и герои общего плана. Кроме этого естественного д ля любого произведения деления на главных и второстепенных, различимы еще несколько принципов выделения и разделения персонажей, и они связаны с важными содержательными мотивами. Мы уже говорили о важности для романа понятия «мир». В системе персонажей оно осуществляется как бы на трех уровнях – внутренний мир личности (мир Пьера Безухова, мир князя Андрея, мир Наташи Ростовой и пр.), мир родовой, семейный (мир Болконских, Ростовых, Курагиных) и, наконец, тот общий мир – жизненная целостность, которая творится в войне 1812 года.Толстой говорил о «мысли народной» в романе, но «мысль семейная» в нем тоже чрезвычайно важна. Во-первых, герои несут на себе печать семейной принадлежности. Как бы ни отличались между собой Наташа, Николай и Петя, их принадлежность к «ростовской породе» несомненна. Кроткая княжна Марья и строгий и вспыльчивый старый князь – равно Болконские. «Идиот» Ипполит, хитроумный князь Василий, красавица Элен наделены общими чертами. Доброта Ростовых, гордость Болконских, себялюбие Курагиных – фамильные свойства, присущие каждому ее члену. Семья – малый мир, в котором творится история. И потому эпопея закономерно заканчивается не только победой русского мира, но и созданием миров-семей, объединивших Ростовых, Болконских, Безуховых – семей Наташи и Пьера, Николая и княжны Марьи.Другой важный принцип, проявляющийся в построении системы персонажей, это отнесенность их либо к героям, данным в движении, либо в статике. Движение для Толстого нравственное понятие, он связывает его с важнейшей для себя идеей нравственного?совершенствования. Еще в дневнике 1857 года он формулирует для себя: «Истина в движении – и только». Через тридцать четыре года, в 1891 г., повторяет и разъясняет эту мысль, соединяя ее с центральной философской идеей свободы: «Свободы не может быть в конечном, свобода только в бесконечном. Есть в человеке бесконечное – он свободен, нет – он вещь. В процессе движения духа совершенствование есть бесконечно малое движение – оно-то и свободно – и оно-то бесконечно велико по своим последствиям, потому что не умирает». На идее движения основан и толстовский психологический метод, точно названный Чернышевским «диалектикой души». Внутренний мир человека изображается в процессе, как постоянный, непрерывно сменяющийся психический поток. Толстой стремится изобразить не столько характер чувств и переживаний, сколько процесс возникновения мысли или чувства и их изменения. Толстой записывает в дневнике: «Как бы хорошо написать художественное произведение, в котором бы ясно высказать текучесть человека, то, что он один и тот же, то злодей, то ангел, то мудрец, то идиот, то силач, то бессильнейшее существо».Каковы средства для изображения человека? Традиционно важную роль играет портрет, внешнее описание. Закон толстовского мира – несовпадение внешнего и внутреннего: некрасивость княжны Марьи скрывает душевное богатство и красоту, и, напротив, античное совершенство Элен, красота Анатоля прячут бездушие и ничтожность. Но гораздо важнее для Толстого изображение внутреннего мира, мыслей и чувств героя, потому огромное место занимает у него внутренний монолог. Значительность «внутреннего» проявляется и в том, что внешние явления и события Толстой показывает и оценивает глазами героя, действует через его сознание, как бы лишая человека посредника-повествователя в понимании действительности. Новый способ изображения отношений между действительностью и человеком сказывается и в обилии бытовых деталей и подробностей внешней обстановки, которые воздействуют на психику. «Душа звучит под бесчисленными, иногда незаметными, неслышными пальцами действительности данного момента», – пишет интересный исследователь Толстого А.П.Скафтымов. Радостное возбуждение Наташи в день именин; ее состояние во время первого бала, новые чувства, связанные с новыми впечатлениями – пышности, блеска, шума; сцена охоты, описанная со всеми внешними подробностями, и одновременно состояние чувств всех участвующих – и ловчего Данилы, и старого графа, и дядюшки, и Николая, и Наташи. Другая действительность – следующая сцена в доме дядюшки – рождает другие чувства. Сцены можно множить до бесконечности. Иногда какие-то детали внешней действительности оказываются настолько значительными, что приобретают символический смысл. Таким для князя Андрея оказывается небо Аустерлица, такую же роль играет его встреча со старым дубом.В движении, т.е. в постоянном изменении и развитии даны главные герои Толстого – Наташа, Пьер, князь Андрей, Николай Ростов, княжна Марья. Им противопоставлен мир неподвижности – Элен и ее брат Анатоль, Соня, Борис Друбецкой, Берг и пр. Движение героев предстает как духовный путь поисков, сомнений, тяжких кризисов, возрождений и новых катастроф. Особенно ярко эта ломаная линия жизненных взлетов и падений видна в судьбе Пьера Безухова и князя Андрея. Они совсем не похожи по типу личности (их различие заметно в первой же сцене романа – на светском приеме у Анны Павловны Шерер), но их объединяет и делает близкими общее свойство – необходимость понимания жизни и своего места в ней. Для Болконского, презирающего свет с его ничтожностью и извращенным нравственным миром («Эта жизнь не по мне», – скажет он в разговоре с Пьером), это выражено в стремлении воздействовать на ход событий личным деянием, подвигом. Для Пьера, перед которым после дуэли его собственная жизнь, как и жизнь всеобщая – современная и историческая, предстает в беспорядке и разрушении, как «завалившееся» здание, возможностью благоустройства становится идея самосовершенствования. Но умозрительные идеи («наполеоновская» у Болконского, масонская у Пьера) не способны справиться с жизненным беспорядком, бессмысленной и неподвластной человеку стихией. Эти этапы закончатся крушением – разочарованием в масонстве для Пьера, Аустерлицкой катастрофой для князя Андрея. Их путь к истине становится движением к другим людям, и обретается человеческое единение не путем мысли, а путем интуитивного познания и опытом жизни с людьми. В 1812 г. князь Болконский будет не адъютантом главнокомандующего, но пойдет служить «в рядах», где для него станет понятным зависимость исхода событий от того «общего духа», который есть в нем, Кутузове, Тимохине и в последнем солдате. Для Пьера главными уроками жизни станет понимание «простоты и правды», которые он увидит в солдатах при Бородине, а потом видение той истинности общей народной жизни, которую он почувствует в Каратаева.Если пути Пьера и князя Андрея идут как бы параллельно, то взаимодействие Наташи Ростовой и княжны Марьи – это движение навстречу друг другу. В сюжетном развитии это выражено в резкой противопоставленности героинь в первой половине романа и глубочайшей близости их после ранения князя Андрея. Наташа – самая любимая героиня Толстого, ни в ком с такой силой и активностью не проявляет себя живая жизнь. Она, непосредственная, естественная, наделенная необыкновенной внутренней чуткостью, собственно, и есть воплощение жизненной свободы. Но чувство долга, нравственных обязательств перед другими людьми в ней недостаточно развито (вспомните важнейший эпизод Наташи и Анатоля Курагина). Зато оно в максимальной степени даровано княжне Марье. Путь княжны к обретению свободы, путь Наташи к обретению долга и оказываются внутренним сюжетом их движения.В героях неподвижных Толстой фиксирует прежде всего эгоистическую самодостаточность, отделение от общей жизни людей. Характерно, что именно в период «неудач и поражений» Друбецкой и Берг достигают предельно возможных для них границ служебной и личной карьеры. Другая сторона эгоизма, разрушительное вторжение в жизнь людей, сильней всего проявляется в губительном вмешательстве князя Василия, Долохова, Анатоля, Элен в жизнь Пьера, Наташи, князя Андрея. Если движение – свидетельство правильного и нормального нравственного развития личности, то неподвижность – недостаток этого развития. Но в системе персонажей есть двое героев, неподвижность которых говорит о другом. Это Платон Каратаев и Кутузов. В Каратаеве заданы то совершенство и та «круглота» народного мира, который не нуждается в движении. И Кутузов, при всей яркой реалистичности его внешнего и психологического портрета, оказывается символом «народного чувства» во всей «чистоте и силе его». Его антитеза в романе – Наполеон, в котором максимально выражено эгоистическое, разрушительное и насильственное начало.Образы Наполеона и Кутузова связаны с двумя важными проблемами романа – толстовской философией истории и изображением войны. Наметим лишь некоторые моменты этих проблем.Философия истории Толстого связана с его представлением, что в историческом процессе существует некая целесообразность, скрытая от взглядов людей. Для каждого человека его действия кажутся сознательными и свободными, но сложение итогов разнонаправленных действий людей дает не предусматриваемый и не сознаваемый ими результат (его обычно и называют «волей провидения»). Лишь в немногие эпохи частные и свободные действия людей складываются в однонаправленный вектор, это те эпохи возможного единения, к которым принадлежит и 1812 год. И лишь немногие люди оказываются способными отрешиться от узко личного и проникнуться целями понятной им исторической, общей необходимости. К таким людям и принадлежит Кутузов. Осознавая общий смысл событий, он оказывается главным деятелем и выразителем народной войны. Наполеон, напротив, видит в истории лишь источник своих собственных, частных целей и стремлений, оказываясь, таким образом, самым крайним выражением идеи эгоизма.Войну вообще Толстой осознает, как «противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие». Так рассматривается кампания 1805 года, в которой «упадок духа войска», «величайшая поспешность и величайший беспорядок» отступления через Энс, поражение при Аустерлице равно закономерны, поскольку не связаны с нравственным началом действий человека. Шенграбенское сражение – единственное событие в истории этой кампании, имеющее нравственное оправдание – спасение маленьким отрядом Багратиона основной части русской армии (см. поведение батареи капитана Тушина в этом сражении). Шенграбен – линия, ведущая к Бородину (ср. поведение Багратиона при Шенграбене с поведением Кутузова при Бородине). Бородино и вся война 1812 года по смыслу противоположны обычным войнам. Осознанная народом необходимость войны делает ее созидательной, «отечественной», спасительной для России в целом и для каждого из героев. 1812 год разрушает исторический произвол сильной личности – Наполеона, навязывающего свою волю как закон народам Европы, и частный произвол Курагиных – бесславно гибнут Анатоль и Элен, лишается силы хитроумия князь Василий.
КРАТКОЕ, НО ПОДРОБНОЕ содержание романа "Война и мир"

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

    ?ндекс цитирования