Кому на Руси жить хорошо. Анализ. Некрасов.

Анализ  поэмы "Кому на Руси жить хорошо" Н.А. Некрасова для тех, кто сдает ЕГЭ по русскому языку и литературе.

Идейно-художественное своеобразие поэмы «Кому на Руси жить хорошо» (1865-1877).
 
 
 

1.  Проблематика произведения построена на соотнесении фольклорных образов и конкретных исторических реалий. 
Проблема народного счастья – идейный центр произведения.
Образы семи мужиков-странников – символический образ России, тронувшейся с места (произведение не окончено).
2.  В поэме отразились противоречия русской действительности в пореформенный период: а) Классовые противоречия (гл. «Помещик» «Последыш»), б) Противоречия в крестьянском сознании (с одной стороны народ – великий труженик, с другой – пьяная невежественная масса), в) Противоречия между высокой духовностью народа и невежеством, косностью, неграмотностью, забитостью крестьян (мечта Некрасова о том времени, когда мужик «Белинского и Гоголя с базара понесет»), г) Противоречия между силой, бунтарским духом народа и смирением, долготерпением, покорностью (образы Савелия – богатыря святорусского и Якова верного, холопа примерного).
Отражение революционно-демократических идей связано в поэме с образом автора и народного заступника (Гриша Добросклонов). Позиция автора во многом отличается от позиции народа (см. предыдущий пункт). Образ Гриши Добросклонова имел своим прототипом Н. А. Добролюбова.
3.  Отражение эволюции народного сознания связано с образами семи мужиков, которые постепенно приближаются к правде Гриши Добросклонова от правды попа, Ермилы Гирина, Матрены Тимофеевны, Савелия. Некрасов не утверждает, что крестьяне восприняли эту правду, но это и не входило в задачи автора.
4.  «Кому на Руси жить хорошо» – произведение критического реализма:
а)  Историзм (отражение противоречий жизни крестьян в пореформенной России (см. выше),
б)  Изображение типических характеров в типических обстоятельствах (собирательный образ семи мужиков, типические образы попа, помещика, крестьян),
в)  Самобытные черты реализма Некрасова – использование фольклорных традиций, в которых он был последователем Лермонтова и Островского.
5.  Жанровое своеобразие:
Некрасов использовал традиции народного эпоса, что позволяло ряду исследователей трактовать жанр «Кому на Руси жить хорошо» как эпопею (Пролог, путешествие мужиков по Руси, обобщенный народный взгляд на мир – семь мужиков).
Для поэмы характерно обильное использование жанров фольклора: а) Волшебная сказка (Пролог), б) Былина (традиции) – Савелий, богатырь святорусский, в) Песня – обрядовая (свадьба, уборка урожая, песни-плачи) и трудовая, г) Притча (Бабья притча), д) Легенда (О двух великих грешниках), е) Пословицы, поговорки, загадки.

1. Жанровое своеобразие поэмы.
2. Композиция поэмы.
3. Проблематика поэмы.
4. Система персонажей в поэме.
5. Роль фольклора в поэме.
«Кому на Руси жить хорошо» – итоговое произведение Некрасова. Задуманная в 1863 г., поэма так и не была закончена, помешала смерть. Жанр произведения – а исследователи называют его обычно эпической поэмой или поэмой-эпопеей – достаточно необычен для XIX века. Традиция больших эпических произведений, тесно связанных с жизнью народа и его творчеством, давно прервалась. Нас интересуют два вопроса: в чем выражаются жанровые свойства эпопеи и каковы причины ее появления?
Эпичность поэмы проявляется и в композиции, и в неспешном движении сюжета, и в пространственной широте изображенного мира, и в многочисленности населяющих поэму героев, и в огромной временной, исторической протяженности, и, главное, в том, что в поэме Некрасов смог уйти от своей лирической субъективности и рассказчиком и наблюдателем здесь становится сам народ.
Даже неоконченность поэмы, конечно непредумышленная, кажется частью замысла. Пролог, обнажая главную идею – найти счастливого, задает такую долговременность событий, что поэма может расти как будто сама по себе, прибавляя все новые части и главы, объединяемые рефреном: «Кому живется весело, / вольготно на Руси?» Первые же слова: «В каком году – рассчитывай, / В какой земле угадывай...» – задают масштаб места – это вся Русь, и масштаб времени – не только настоящее (определение мужиков как «временнообязанных» дает временной ориентир – вскоре после крестьянской реформы), но и недавнее прошлое, о котором вспоминает и поп, и помещик, и Матрена Тимофеевна, и еще более дальнее – молодость Савелия, и еще дальше – народные песни из «Пира на весь мир» не имеют определенной временной приуроченности.
 Вопрос, о котором спорят герои, тоже эпический, потому что это центральный для народного сознания вопрос счастья и горя, правды и кривды. Решается он всем миром: поэма многоголосая, и каждый голос – своя история, своя правда, найти которую можно только совместно.
Поэма состоит из четырех больших, достаточно автономных частей. До сих пор остается вопросом последовательность частей (авторская воля Некрасова нам неизвестна, поэма не была закончена). В нашей издательской практике существует два варианта – либо «Пролог и первая часть», «Крестьянка», «Последыш», «Пир на весь мир», либо после «Пролога и первой части» помещается «Последыш», потом «Крестьянка» и в самом конце «Пир на весь мир». Каждый из вариантов имеет свои преимущества. «Последыш» и «Пир на весь мир» связаны теснее остальных, у них единое место действия, общие герои. Другая же последовательность носит более содержательный характер. Поэма Некрасова так устроена, что внешний сюжет не имеет для нее большого значения. Собственно, общего сюжета и нет. «Пролог» предлагает сюжетную мотивировку – поиск счастливого, и дальше лишь мотив дороги, бесконечного странствия семерых мужиков объединяет повествование. В первой части даже отдельные главы достаточно самостоятельны, в «Крестьянке» сюжет связан с событиями жизни Матрены Тимофеевны, в «Последыше» он представляет историю столкновения крестьян и помещика, в «Пире на весь мир» сюжета как такового вообще нет. Тем важнее оказывается внутренний сюжет, объединяющий эпопею, – последовательное движение народной мысли, осознающей свою жизнь и предназначение, свою правду и идеалы, движение противоречивое и сложное, которое никогда не может быть закончено. Постепенное углубление в народную жизнь, предстающую в первой части во внешнем многолюдстве и многоголосии, во второй – в драматической коллизии, развертывающейся на наших глазах, в «Крестьянке» – в исключительном, героическом женском характере, причем хотя героиня рассказывает о себе сама (а это говорит об очень высокой степени самосознания), но это рассказ не только о ее частной судьбе, но об общей женской доле. Это голос самого народа, он звучит в песнях, которых так много в «Крестьянке». И наконец, последняя часть, которая целиком состоит из песен, в которых осмысляется прошлое, настоящее и будущее народа и в которых он предстает перед нами в своем глубинном, сущностном значении.
Система персонажей в эпопее сложно устроена. Самое характерное для нее – многочисленность. В главах первой части «Сельская ярмонка», «Пьяная ночь», «Счастливые» перед нами огромное количество людей. Некрасов говорил, что поэму он собирал «по словечку», и эти «словечки» и стали голосами-историями народной толпы. Построение системы персонажей связано и с конфликтом поэмы. Если первоначальный замысел, который можно реконструировать по спору мужиков в «Прологе», предполагал противостояние крестьян всей общественной пирамиде от чиновника до царя, то изменение его (поворот к изображению жизни народа) определило и иной конфликт – мира крестьянского и мира, непосредственней всего связанного с крестьянской жизнью, – помещичьего. Помещики в поэме представлены достаточно разнообразно. Первый из них Оболт-Оболдуев, рассказ которого рисует общую картину помещичьей жизни в прошлом и настоящем и образ которого соединяет множество возможных помещичьих типов (он и хранитель патриархальных устоев, и лирик, воспевающий усадебную идиллию, и деспот-крепостник). Резче всего конфликтное противостояние миров представлено в «Последыше». Парадоксальному анекдотическому сюжету разыгранной «камеди» соответствует и резко гротескный образ помещика. Князь Утятин – выморочное, полуживое, ненавидящее существо; его невидящее, мертвое око, которое «вертится колесом» (несколько раз повторяющийся образ), гротескно воплощает образ мертвой жизни.
Крестьянский мир отнюдь не однороден. Основное деление строится на нравственном противостоянии тех, кто ищет правды, как семеро мужиков, которые берут обет «... дело спорное / По разуму, по-божески, / По чести повести», тех, кто отстаивает народную честь и достоинство, как Яким Нагой («... люди мы великие / В работе и в гульбе»), кто позволяет понять, что счастье не в «покое, богатстве, чести» (первоначальная формула), а в строгой правде (судьба Ермилы Гирина), кто оказывается богатырем и в своем бунте, и в своем покаянии, как Савелий, – тех, кто выражает нравственную силу всего крестьянского мира, и тех, кто от этого мира отъединяется, от лакея в «Счастливых» до предателя Глеба-старосты в легенде «О двух великих грешниках».
Особое место среди героев поэмы занимает Гриша Добросклонов. Сын бедного дьячка, интеллигент-разночинец, он изображен как человек, знающий, в чем счастье, и счастливый, потому что нашел свой путь. «За все страдное, русское /Крестьянство я молюсь!» – говорит Савелий, и Гриша, продолжая тему жизни для всех, создает песню о «доле народа, счастье его». Песни Гриши в «Пире на весь мир» естественно завершают песенный сюжет, создавая одновременно образ течения времени: «Горькое время – горькие песни» – прошлое, «И старое и новое» – настоящее, «Доброе время – добрые песни» – будущее.
 Значение фольклора для поэмы огромно. Свободный и гибкий стихотворный размер, независимость от рифмы дали возможность передать живую народную речь, насыщенную поговорками и пословицами, афоризмами, сравнениями. Интересный прием – использование загадок, в которых Некрасов ценит их образную силу: «Пришла весна – сказался снег! / Он смирен до поры: / Летит – молчит, лежит – молчит, / Когда умрет, тогда ревет. / Вода – куда ни глянь!». Но главную роль играют в поэме жанры народно-поэтического творчества – сказка (волшебная скатерть-самобранка, говорящая птичка пеночка), причитания и, главное – песни, все более усиливающие свою роль к концу поэмы. «Пир на весь мир» может быть назван народной оперой.

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    ?ндекс цитирования