Краткое содержание. А зори здесь тихие. Васильев.

Краткое содержание повести "А зори здесь тихие" Б.Л. Васильева  для подготовки к итоговому сочинению, ЕГЭ, для читательского дневника.  
 
 
Шел май 1942 г. В самом разгаре Великая Отечественная война. 171-й разъезд, на котором «уцелело двенадцать дворов, пожарный сарай да приземистый, длинный пакгауз, выстроенный в начале века из подогнанных валунов». Комендантом разъезда был хмурый старшина Федот Евграфыч Басков. «...Он со своими неполными четырьмя классами полковую школу окончил и за десять лет до старшинского звания дослужился». «Незадолго перед финской женился он на санитарке их гарнизонного госпиталя. Живая бабенка попалась, все бы ей петь, да плясать, да винцо попивать. Однако мальчонку родила. Игорьком назвали – Игорь Федотыч Басков. Тут финская началась, Басков на фронт уехал, а как вернулся назад с двумя медалями, так его в первый раз и шарахнуло: пока он там в снегах загибался, жена вконец завертелась с полковым ветеринаром и отбыла в южные края. Федот Евграфыч развелся с нею немедля, мальца через суд вытребовал и к матери в деревню отправил. А через год мальчонка его помер, и с той поры Басков улыбнулся-то всего три раза: генералу, что орден ему вручал, хирургу, осколок из плеча вытащившему, да хозяйке своей Марье Никифоровне за догадливость».  

Идет война. «На западе (в сырые ночи оттуда доносило тяжкий гул артиллерии) обе стороны, на два метра врывшись в землю, окончательно завязли в позиционной войне; на востоке немцы день и ночь бомбили канал и Мурманскую дорогу; на севере шла ожесточенная борьба за морские пути; на юге продолжал упорную борьбу блокированный Ленинград.

А здесь (на 171-м разъезде) был курорт. От тишины и безделья солдаты млели, как в парной, а в двенадцати дворах оставалось еще достаточно молодух и вдовушек, умевших добывать самогон чуть ли не из комариного писка.

Три дня солдаты отсыпались и присматривались, на четвертый начинались чьи-то именины, и над разъездом уже не выветривался липкий запах местного первача. Комендант Васков «писал рапорты по команде. Когда число их достигало десятка, начальство вкатывало Васкову очередной выговор и сменяло опухший от веселья полувзвод. С неделю после этого комендант кое-как обходился своими силами, а потом все повторялось сначала настолько точно, что старшина в конце концов приладился переписывать прежние рапорты, меняя в них лишь числа да фамилии».

Васков просил, чтобы присылали непьющих и тех, кто будет равнодушен к женскому полу. И вот однажды прислали взвод «непьющих» бойцов – это были девушки-зенитчицы. Девчонки были задиристыми, и сначала Васков не знал, как себя с ними вести. В остальном «на разъезде наступила благодать».

«Ночами зенитчицы азартно лупили из всех восьми стволов по пролетающим немецким самолетам, а днем разводили бесконечные постирушки – вокруг пожарного сарая вечно сушились какие-то их тряпочки. Подобные украшения старшина считал неуместными и кратко информировал об этом сержанта Кирьянову:

—Демаскирует.
—А есть приказ, – не задумываясь, сказала она.
—Какой приказ?
—Соответствующий. В нем сказано, что военнослужащим женского пола разрешается сушить белье на всех фронтах.
Комендант промолчал. Ну их, этих девок, к ляду! Только свяжись – хихикать будут до осени...»

Командиром первого отделения взвода была Рита Осянина. Это была строгая, серьезная девушка. Ей не было и восемнадцати, когда она вышла замуж за пограничника. Она была очень счастлива. Через год после свадьбы родился сын. Его назвали Альбертом – Аликом. На следующий год началась война. Прямо перед войной, в мае, Рита отправила ребенка к своим родителям. И поэтому, когда началась война, она стала спасать чужих детей на заставе. Ее муж, старший лейтенант Осянин, погиб на второй день войны. Рита стала сначала санитаркой, а через полгода ее послали в полковую зенитную школу. Начальство ценило Риту, поэтому ее просьба была уважена. А просила женщина о том, чтобы ее направили «на тот участок, где стояла застава, где погиб муж в яростном штыковом бою». Во взводе, которым командует Рита, убили подносчицу. И вместо нее прислали красавицу Евгению Комелькову. Всех ее близких – маму, сестру, братишку – расстреляли немцы. Женя после гибели близких перешла фронт; судьба распорядилась так, что у девушки возникла связь с семейным полковником. Когда об этом узнало начальство, полковника наказали, а девушку направили во взвод зенитчиц. Женю сразу полюбили в коллективе. А сама Рита на редкость быстро и легко с ней подружилась. Незаметно к ним присоединилась третья подруга, Галка Четвертак. Они стали неразлучны.

«Известие о переводе с передовой на объект зенитчицы встретили в штыки». Только Рита попросила послать именно ее отделение. Никто не знал, почему она приняла такое решение. Оказалось, что неподалеку – город, где живут мама и сын Риты. Девушка по ночам навещает своих родных, она относит им продукты, то, что удалось сэкономить или добыть ей самой.

Однажды Рита сообщила Васкову, что в лесу немцы. Она их видела сама. Немцев было двое, они были в маскировочных накидках, с автоматами.

Васкову начальство дает распоряжение поймать немцев.

Басков разобрался, что немцы направлялись к Кировской железной дороге.

На поиски немцев отправились сам Басков, Рита, Евгения, Лиза Бричкина, Соня Гурвич и Галя Четвертак.

Во время пути Федот Басков как-то по-особенному сроднился с девушками. Он по-прежнему боялся их шуточек, которые подчас бывали язвительными. Но он стал воспринимать их как близких и родных людей. Судьба не баловала девушек. Многим еще до войны довелось пережить много бед.

«Лиза Бричкина все девятнадцать лет прожила в ощущении завтрашнего дня. Каждое утро ее обжигало нетерпеливое предчувствие ослепительного счастья, и тотчас же выматывающий кашель матери отодвигал это свидание с праздником на завтрашний день. Не убивал, не перечеркивал – отодвигал». Отец часто говорил Лизе, что мать скоро умрет. Эти слова она слышала пять лет. Лиза ухаживала за матерью, кормила ее с ложечки, умывала и переодевала. Девушка сама готовила обед, убиралась в доме, а также выполняла другие хозяйственные дела. Отец Лизы был лесником, поэтому они жили в некоторой изоляции от других. Взрослея, девушка стала от этого страдать. Лиза даже не закончила школу, потому что была вынуждена бросить ее из-за болезни матери. Однажды в доме появился охотник, который попросил разрешения пожить у них. Отец ему разрешил. Охотник был молодым человеком. Лиза влюбилась в него. Охотник пообещал Лизе, что поможет ей устроиться в техникум. Вскоре умерла мать. Отец озверел, стал пить. Когда началась война, девушка попала на оборонные работы, потом она оказалась в зенитной части. Лизе очень понравился старшина Басков.

Соня Гурвич, маленькая хрупкая девушка, родом из Минска. «На дверях их маленького домика за Немигой висела медная дощечка: "Доктор медицины Соломон Аронович Гурвич”. И хотя папа был простым участковым врачом, а совсем не доктором медицины, дощечку не снимали, так как ее подарил дедушка и сам привинтил к дверям. Привинтил потому, что его сын стал образованным медиком и об этом теперь должен был знать весь город Минск». Отец Сони в любую погоду днем и ночью ходил на вызовы. Он не щадил себя, чтобы помочь другим. Соня выросла в дружной семье.

Девушка была трудолюбивой и целеустремленной. Она училась в университете, хорошо знала немецкий язык. У Сони была первая любовь – очкастый сосед по лекциям. Он ушел на фронт добровольцем. Сама Соня «попала в зенитчицы случайно. Фронт сидел в глухой обороне, переводчиков хватало, а зенитчиц нет».

Галя Четвертак была подкидышем, выросла в детском доме. Здесь же ей дали и фамилию – Четвертак. «Потому что меньше всех ростом вышла, в четверть меньше». Это была энергичная девушка с бурной фантазией. Она училась на третьем курсе библиотечного техникума, когда началась война. Галю не взяли на фронт, потому что «она не подходила под армейские стандарты ни ростом, ни возрастом. Но Галя не сдаваясь упорно штурмовала военкома и так беззастенчиво врала, что ошалевший от бессонницы подполковник окончательно запутался и в порядке исключения направил Галю в зенитчицы.

Осуществленная мечта всегда лишена романтики. Реальный мир оказался суровым и жестоким и требовал не героического порыва, а неукоснительного исполнения воинских уставов. Праздничная новизна улетучилась быстро, а будни были совсем не похожи на Галины представления о фронте. Галя растерялась, скисла и тайком плакала по ночам. Но тут появилась Женька, и мир снова завертелся быстро и радостно.

А не врать Галя просто не могла. Собственно, это была не ложь, а желания, выдаваемые за действительность. И появилась на свет мама – медицинский работник, в существование которой Галя почти поверила сама...»

Итак, старшина Басков и девушки идут через болота. Дорога нелегка сама по себе. А особенно тяжела она для девушек. Несмотря на то, что они стали бойцами, они не перестали быть слабыми и нежными. Старшина хорошо знает путь, он ведет девушек по тропинке посреди болотной трясины. Группа добралась до озера. Здесь Басков и девушки затаились.

На следующее утро появились немцы. Их было уже не двое, а гораздо больше. Через несколько часов немцы уже вот-вот должны были добраться до группы, состоящей из Баскова и девушек.

Басков отправил Лизу Бричкину, чтобы она доложила обо всем случившемся на разъезде. Девушка пошла выполнять приказание. Но когда девушка шла через болото, она оступилась и попала в трясину. Помочь ей было некому, Лиза утонула.

Группа не знает о гибели Лизы. Басков и девушки терпеливо ждут, что вот-вот подойдет подкрепление. Пока они решили провести обманные маневры – изобразить лесорубов. Они хотят, чтобы немцы думали, будто здесь много людей. Девушки и Басков громко кричат, старшина валит деревья.

Немцы подумали, что в лесу кто-то есть. Они не решаются идти, отступают к озеру. Группа перешла на новое место. Но на прежнем месте Басков потерял свой кисет.

Соня Гурвич решила принести его. Но она наткнулась на двоих немцев. Девушка погибла. Потом Женя и старшина сами убили этих немцев, отомстили за Гурвич. Соню похоронили.

И вот группа бойцов видит, что к ним подходят немцы. Враг уже близко. Девушки и Басков скрываются за камнями, кустами, начинают стрелять. Немцы испугались и отошли.

Галя Четвертак подавлена и напугана. Смерть Сони произвела на нее огромное впечатление. Девушка растеряна, Рита и Женя стали упрекать ее в трусости. Старшина пытается защитить Галю от нападок. Он понимает, что девушке очень тяжело. Басков решает в воспитательных целях взять Галю в разведку. Однако случилось так, что Галя невольно выдала себя. Ее состояние было тому виной. Немцы убили Галю.

Старшина Басков решил увести немцев от оставшихся в живых Риты и Жени. Он ранен в руку, но, несмотря на это, ему хватило сил, чтобы уйти. Старшина добрался до острова на болоте. Здесь, в болотной трясине, он заметил одежду Лизы. Басков понял, что подкрепление не придет.

Федот Евграфыч нашел немцев. Одного убил, потом отправился на поиски Риты и Жени. Все вместе они готовы сражаться. Когда появились немцы, начался бой. Силы были неравны. Однако девушки и Басков все-таки убили нескольких фашистов.

Рита тяжело ранена. Басков оттащил ее на безопасное место. Пока его не было, убили Женю. Рита понимает, что умрет. Она попросила, чтобы старшина позаботился о ее ребенке, ведь мать Риты тяжело больна, долго не проживет, а отец пропал без вести. Старшина Басков пообещал девушке, что позаботится о ее сыне. Басков сказал Рите, что пойдет, разведает обстановку и вернется. Когда Федот Евграфыч ушел, девушка выстрелила себе в висок.

Старшина Басков остался один. Он похоронил девушек. Федот Евграфыч нашел избушку, где спрятались немцы. Они спали. Басков одного сразу убил, а остальных взял в плен. Немцы не поверили, что русский боец один, настолько бесстрашен он был. «И повязали друг друга ремнями, аккуратно повязали, а последнего Федот Евграфыч лично связал и заплакал. Слезы текли по грязному, небритому лицу, он трясся в ознобе, и смеялся сквозь эти слезы, и кричал:
– Что, взяли?.. Взяли, да?.. Пять девчат, пять девочек было всего, всего пятеро!.. А не прошли вы, никуда не прошли и сдохнете здесь, все сдохнете!.. Лично каждого убью, лично, даже если начальство помилует! А там пусть судят меня! Пусть судят!..

А рука так ныла, так ныла, что горело все в нем и мысли путались. И потому он особо боялся сознание потерять и цеплялся за него, из последних силенок цеплялся...

Тот последний путь он уже никогда не мог вспомнить. Колыхались впереди немецкие спины, болтались из стороны в сторону, потому что шатало Баскова, будто в доску пьяного. И ничего он не видел, кроме этих четырех спин, и об одном только думал: успеть выстрелить, если сознание потеряет. А оно на последней паутинке висело, и боль такая во всем теле горела, что рычал он от боли той. Рычал и плакал: обессилел, видно, вконец.
И лишь тогда он сознанию своему оборваться разрешил, когда окликнули их и когда понял он, что навстречу идут свои. Русские...»

Эпилог

Прошло много лет. Война закончилась. В том месте, где располагался 171-й разъезд, – райская природа. Здесь чудесное место, многие приезжают сюда на отдых. Здесь удивительно тихие зори, на это все обращают внимание. И мало кто помнит, что здесь воевали.

Однажды отдыхающие здесь люди увидели, что «моторкой приехал какой-то старикан, седой, коренастый, без руки, и с ним капитан-ракетчик. Капитана величают Альбертом Федотычем» (становится ясно, что старшина усыновил сына Риты).

Альберт Федотыч и Басков привезли мраморную плиту, чтобы поставить ее на могилу. Отдыхающие здесь люди поняли всю торжественность момента. Поэтому один из них написал своему другу: «Я хотел помочь им донести плиту и – не решился».
    ?ндекс цитирования