Преступление и наказание: герои, характеристика персонажей: образ Раскольникова, образ Сони Мармеладовой, Свидригайлова, Лужина, Порфирия.

Роман "Преступление и наказание" Ф.М. Достоевского для уроков литературы, подготовки к ЕГЭ и ОГЭ по русскому языку и литературе.

Преступление и наказание: образы.

Образ Раскольникова 


Раскольников Родион Романович
Бывший студент юридического факультета Петербургского университета. Отца Раскольникова давно нет в живых. Когда-то у Раскольникова был меньший брат (умерший шести месяцев), которого он не помнил, но, посещая кладбище в детстве, «религиозно и почтительно крестился» над его могилкой.

С матерью и сестрой, живущими в провинции, Раскольников не виделся почти три года. Пульхерия Александровна беспокоится: не посетило ли ее сына «новейшее модное безверие», молится ли он по-прежнему, верит ли в «благодать Творца и Искупителя нашего»? По сведениям, представленным следствию Разумихиным, Раскольников «в бытность свою в университете» содержал в течение полугода «из последних средств» бедного и чахоточного университетского товарища, после смерти которого ухаживал за его «старым и расслабленным отцом»; «поместил наконец этого старика в больницу, и, когда тот тоже умер, похоронил его». Квартирная хозяйка Раскольникова, мать его умершей невесты, свидетельствует, что он «во время пожара, ночью, вытащил из одной квартиры, уже загоревшейся, двух маленьких детей и был при этом обожжен».

Внешне Раскольников «замечательно хорош собою, с прекрасными темными глазами, темно-рус, ростом выше среднего, тонок и строен». 

Разумихин, знающий Раскольникова полтора года, дает ему следующую характеристику:

«Угрюм, мрачен, надменен и горд; в последнее время (а может, гораздо раньше) мнителен и ипохондрик. Великодушен и добр... Иногда... холоден и бесчувственен до бесчеловечия... точно в нем два противоположные характера поочередно сменяются». 

Мать Раскольникова говорит дочери: «...Совершеннейший ты его портрет и не столько лицом, сколько душою: оба вы меланхолики, оба угрюмые и вспыльчивые, оба высокомерные и оба великодушные...»

Из письма Пульхерии Александровны к Раскольникову (из Р-й губернии) узнаем, что он «уже несколько месяцев оставил университет, за неимением чем содержать себя», что прекратились его «уроки и прочие средства».

По выходе из университета Раскольников «с некоторого времени» находится «в раздражительном и напряженном состоянии, похожем на ипохондрию». Он уходит в себя, уединяется «от всех, как черепаха в свою скорлупу». Задавленный бедностью, Раскольников очень сильно опускается. Живет он в каморке, похожей на гроб, за квартиру давно не платит и избегает встреч с хозяйкой. Униженное положение — «он был до того худо одет, что иной, даже и привычный человек, посовестился бы днем выходить в таких лохмотьях на улицу» — усиливает у Раскольникова чувство «злобного презрения» к окружающему миру; в тонких чертах его лица то и дело мелькает выражение «глубочайшего омерзения». Состояние Раскольникова свидетельствует о поглощенности всего его существа какой-то важной, неотвязной идеей и заботой.
Примерно в то же время — «полгода назад, когда из университета вышел» — Раскольников написал «по поводу одной книги» статью «О преступлении», которая через четыре месяца появилась в газете «Периодическая речь».

В статье рассматривалось психическое состояние преступника во время совершения преступления, сопровождавшегося «всегда болезнью». «Главная мысль» статьи состояла в том, что все «люди, по закону природы, разделяются вообще на два разряда: на низший (обыкновенных), то есть... материал, служащий единственно для зарождения себе подобных, и собственно на людей, то есть имеющих дар или талант сказать в среде своей новое слово». Первый разряд — «господин настоящего» — сохраняет мир и приумножает его численно. Люди этого разряда, «по натуре своей консервативные, чинные», любят и «обязаны быть послушными».
Они «для того только и существуют на свете, чтобы... поднатужиться и породить наконец... сколько-нибудь самостоятельного человека». 

Второй разряд — «господин будущего» — двигает мир и ведет его к «цели». Как правило, люди этого типа — «законодатели и установители человечества» — требуют «разрушения настоящего во имя лучшего». Они имеют «право разрешить своей совести перешагнуть... «для своей идеи» «через кровь», устранить «...десять или сто человек, чтобы сделать известными свои открытия всему человечеству». Все они «преступают закон» (он для них «не писан») и по природе своей должны быть «непременно преступниками». Такие «гениальные люди» рождаются по одному «из миллионов, а великие гении, завершители человечества, — может быть, по истечении многих тысячей миллионов людей на земле». Теория Раскольникова, разрешающая «кровь по совести», — по мнению Разумихина и Порфирия Петровича, — страшнее «официального», «законного» разрешения «кровь проливать».

«Месяца полтора назад» Раскольников воспользовался адресом старухи процентщицы Алены Ивановны, сообщенным ему еще зимой знакомым студентом Покоревым; снес под заклад подаренное сестрой золотое колечко и почувствовал с первого взгляда «непреодолимое отвращение» к закладчице. Выйдя от нее, Раскольников случайно услышал в трактире между незнакомым студентом и молодым офицером «ничтожный» разговор, который оказал чрезвычайное влияние на его дальнейшие действия. Студент высказал мысль, что «жизнь этой чахоточной, глупой и злой старушонки», богатой «как жид», но берущей с закладчиков по семи процентов в месяц и «заедающей» жизнь своей безответной младшей (сводной) сестры Лизаветы, — «на общих весах» значит «не более как жизнь вши, таракана». Он предложил офицеру «для справедливости» убить старуху, а на ее деньги, «обреченные в монастырь», совершить «сто, тысячу добрых дел и начинаний», посвятить себя «на служение всему человечеству» и тем самым загладить свое «крошечное преступленьице». Идея убийства старухи-процентщицы, подкрепленная «теорией», разрешающей «кровь по совести», овладевает всем существом Раскольникова

Исповедь «пьяненького» Мармеладова, прочитавшего в лице Раскольникова «как бы некую скорбь» о судьбе своего злосчастного семейства; письмо от матери, из которого Раскольникову становится понятно, что она и сестра Дуня готовы ради него собой «пожертвовать»; встреча на К-м бульваре с молоденькой девушкой, преследуемой «плотным господином», — все это до крайности обостряет в уме и сердце Раскольникова «старые, наболевшие», «неразрешимые» вопросы.

«Страшный сон» (зверское убийство мужиком Миколкой при содействии пьяной толпы «бедной лошаденки»), казалось бы, заставляет Раскольникова отречься от своей «проклятой мечты». Но под впечатлением случайной встречи (он вдруг узнает, что завтра в семь часов вечера старуха останется дома одна) Раскольников возвращается в свою каморку «как приговоренный к смерти»: «ни свободы рассудка, ни воли» у него уже нет. В день совершения преступления ему кажется, «как будто его кто-то взял за руку и потянул за собой, неотразимо, слепо, с неестественной силой».

Убийство и ограбление «ничтожной» старухи влечет за собой второе, совсем неожиданное убийство ее несчастной сестры Лизаветы, не поднявшей даже руки «защитить себе лицо» от занесенного над ней топора. Отвращение к тому, что он сделал, растет в Раскольникове «с каждою минутою». «Мучительная, темная мысль» поднимается в нем — «мысль, что он сумасшествует...». На следующий день утром, припомнив вчерашнее злодейство, Раскольников в первое мгновение подумал, что «с ума сойдет», «страшный холод обхватил его». Повестка в полицию усиливает в нем отчаяние и «цинизм гибели». Входя в контору, Раскольников решил было стать на колени и все рассказать. Но, когда выяснилось, что он вызван по другому делу, его на минуту наполнило «торжество самосохранения», чувство «полной, непосредственной, чистой животной радости». Та же «сильная, едва выносимая радость» охватывает его «на мгновение» после того, как украденные вещи он зарывает в глухом дворе под камнем. И все же господствующим на- строением Раскольникова становится «ощущение мучительного, бесконечного уединения и отчуждения». Когда же он выбросил в Неву двугривенный, сунутый в его руки пожилой купчихой (она приняла его за нищего), «ему показалось, что он как будто ножницами отрезал себя сам от всех и всего в эту минуту». Кроме того, «новое, непреодолимое ощущение» все сильнее овладевает им — «почти физическое отвращение ко всему встречавшемуся и окружающему, упорное, злобное, ненавистное».

После четырехдневной лихорадки, протекавшей в полубредовом состоянии, Раскольников выходит из дому, с тем «чтобы все кончить», сам не зная, как и чем. На улице его почему-то тянет «со всеми заговаривать»: с прохожими господами, с мужиками, с проститутками. Жажда жизни снова начинает возвращаться к нему: «Только бы жить, жить и жить! Как бы ни жить — только жить! <...> Подлец человек! И подлец тот, кто его за это подлецом называет».

В то же время Раскольников с трудом переносит общество Разумихина, взявшего над ним опеку, и довольно грубо отказывается от его «благодеяний». Оказавшись невольным свидетелем попытки самоубийства, Раскольников из эстетических соображений отказывается от мысли покончить с собой: «Нет, гадко... вода... не стоит». Вместо «давешней энергии» наступает «полная апатия».

Побывав на месте преступления, Раскольников твердо решает пойти и заявить на себя. Однако внезапные хлопоты о раздавленном лошадьми Мармеладове, сблизившие его с семейством погибшего, пробуждают в нем новое, необъятное чувство «вдруг при- хлынувшей полной и могучей жизни». Теперь это чувство соответствует ощущению «приговоренного к смертной казни, которому вдруг и неожиданно объявляют прощение». Крепкое объятие маленькой дочери Катерины Ивановны Полечки, ее обещание всю «будущую жизнь» молиться за «раба Родиона» дают возможность Раскольникову почувствовать, что не умерла его «жизнь вместе с старою старухою».

Но «превосходнейшее расположение духа» Раскольникова длится недолго: когда, вернувшись в свою каморку, он увидел там мать и сестру, «невыносимое внезапное сознание ударило в него, как громом», и он «рухнулся на пол в обмороке». Придя в себя, Раскольников сообщает Дуне, что прогнал Лужина «к черту», так как жертвы ее не принимает, и ставит ее перед выбором: «Или я, или Лужин!» Но на следующий день, «пораженный новою мыслию» (он вдруг совершенно ясно понял, что «уже ни о чем больше, никогда и, ни с кем, нельзя ему теперь говорить»), он бросает сестре: «Да выходи за кого хочешь!»

В гостях у Порфирия Петровича Раскольников, почувствовав за собой слежку, подумал было «брякнуть» ему «в рожу всю правду», но, поразмыслив, что опасения его могут быть ошибочными, решил продолжать игру. На вопросы Порфирия Петровича: верует ли он в Бога, в Новый Иерусалим и в воскресение Лазаря? — Раскольников дает утвердительные ответы. Правда, позже он скажет Свидригайлову, что в «будущую жизнь» не верит, а Соне с каким-то злорадством заметит: «Да, может, и Бога-то совсем нет».

Встреча у ворот своего дома с мещанином, который прямо в лицо сказал Раскольникову: «Ты убивец», — заставила его «похолодеть», затем сердце его «застукало, точно с крючка сорвалось». Раскольников вдруг физически ослабел и почувствовал омерзение к своей слабости: «...как смел я, зная себя... брать топор и кровавиться! <...> эстетическая я вошь, и больше ничего». «Настоящий властелин», которому «все разрешается», принадлежит к другому типу людей — у них, «видно, не тело, а бронза!». Дело не в старухе — убеждает себя Раскольников: «...я не человека убил, я принцип убил! ...а переступить-то не переступил, на этой стороне остался...» Он ловит себя на мысли, что о Лизавете почти не думает, «точно и не убивал» ее. Дома ему снится кошмарный сон: он изо всей силы бьет старуху по голове, а она вся так и колышется от хохота; он бросается бежать, но кругом люди — «ждут, молчат...».

После решительного объяснения с Лужиным, которого Раскольников выставил вон в присутствии матери, сестры и Разумихина, он просит оставить его одного, забыть совсем. Затем он идет к Соне, чтобы поклониться «всему страданию человеческому»:
припав к полу, он целует у нее ногу. Раскольников просит ее прочесть из Нового Завета про воскресение Лазаря. Читая, Соня мечтает, что он — «ослепленный и неверующий» — услышит и уверует. Раскольников обещает ей прийти завтра — «не прощения... просить», а открыть, «кто убил Лизавету».

Визит в отделение к Порфирию Петровичу, от соприкосновения с которым мнительность Раскольникова «разрослась в одно мгновение в чудовищные размеры», неожиданно завершился для него благополучно: маляр Николай «признался», что убил старуху он, а мещанин извинился перед Раскольниковым «за оговор». Выходя из конторы, Раскольников со злобой на свое малодушие произносит: «Теперь мы еще поборемся».

На поминках Мармеладова Раскольников, будучи принят как единственный «образованный гость», сидел и слушал молча и с отвращением. В нужный момент он тем не менее «выступил деятельным и бодрым адвокатом Сони против Лужина» — его резкая, ясная и твердая речь произвела на окружающих «чрезвычайный эффект».

Отправившись после «победы над Лужиным» на квартиру к Соне, Раскольников по- чувствовал «внезапное обессиление и страх». Признаваясь ей, что его «черт... потащил» на убийство, Раскольников все же считает, что он «такая же точно вошь, как и все!» — если бы «не вошь был», не пришел бы к ней. Он «для себя убил» и «себя убил», а старуху «черт убил», а не он. Предложение Сони — пойти на перекресток покаяться перед людьми — Раскольников пока не принимает. Ему становится «тяжело и больно», что она его так сильно любит.
Для Раскольникова наступает «безвыходное и тяжелое уединение», он старается «убежать от ясного и полного понимания своего положения».

Неожиданный приход Порфирия Петровича значительно ускоряет развязку дела. Следователь открыто говорит Раскольникову, что убийца — он («и некому больше-с»), дает ему еще погулять «денька полтора или два» в полной уверенности, что тот не убежит, так как «теории» своей больше не верит. В конце концов, после целого ряда мытарств, Раскольников и в самом деле отдает себя в руки правосудия.
Судебный процесс по делу Раскольникова завершается осуждением его на восемь лет «к каторжной работе второго разряда». Несмотря на чистосердечное раскаяние на суде, в первый год своего пребывания в Сибири Раскольников признавал свое преступление единственно «в том, что не вынес его и сделал явку с повинною». Только после тяжелой болезни, сопровождавшейся страшными снами, его «воскресила любовь» к Соне. Но «новую жизнь» нужно было «еще дорого купить, заплатить за нее великим будущим подвигом».

Соня Мармеладова: образ

Мармеладова Софья Семеновна (Соня) — персонаж романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», дочь от первого брака титулярного советника Семена Захарыча Мармеладова.

Девушка «лет восемнадцати, худенькая, но довольно хорошенькая блондинка, с замечательными голубыми глазами». Когда они оживлялись, «выражение лица становилось такое доброе и простодушное, что невольно привлекало к ней». Несмотря на свой возраст, Соня казалась «совсем почти ребенком, и это иногда смешно проявлялось в некоторых ее движениях». Воспитания в детстве Соня почти не получила. Пробовал было заниматься с нею отец, но «остановились на Кире Персидском». «Достигнув зрелого возраста», Соня прочла несколько книг «содержания романтического», а потом благодаря Лебезятникову «Физиологию» Льюиса — «вот и все ее просвещение».

Жизнь с несчастным отцом-пьяницей, с мачехой Катериной Ивановной — «сумасшедшей от горя», «среди голодных детей, безобразных криков и попреков» вынуждает Соню на отчаянный шаг — пойти по «желтому билету». Свой первый «заработок» — тридцать целковых — она «молча выложила» перед Катериной Ивановной, а та «весь вечер в ногах у ней на коленках простояла, ноги ей целовала...» Так же молча («Так не на земле, а там... о людях тоскуют, плачут, а не укоряют») Соня подала отцу на похмелье последние тридцать копеек. Позор коснулся ее «только механически; настоящий разврат еще не проник ни одною каплей в ее сердце». Сонино положение в обществе — «явление случайное», но, «к несчастью, далеко не одиночное и не исключительное». Перед ней, полагает Раскольников, открыты три дороги: «броситься в канаву, попасть в сумасшедший дом или... броситься в разврат, одурманивающий ум и окаменяющий сердце». Пожалуй, только один Лебезятников — приверженец «новой» жизни в «коммунах» — смотрит на действия Сони «как на энергический и олицетворенный протест против устройства общества» и глубоко уважает ее «за это». Правда, по его мнению, у нее «все еще... мало отрицания, чтобы совершенно оторваться от иных предрассудков и... глупостей».

Мармеладов испытывает чувство бесконечной вины перед дочерью. Он уповает, что пожалеет и простит Господь его Соню за то, что она «возлюбила много»: «мачехе злой и чахоточной... детям чужим и малолетним себя предала» и отца — «пьяницу непотребного» — пожалела. Раздавленный лошадьми, Мармеладов обращается к Соне с просьбой о прощении и умирает у нее на руках.

Раскольников считает, что сделал своей сестре честь, когда посадил ее рядом с Соней, — ведь «Сонечкин жребий ничем не сквернее жребия с господином Лужиным», тем более что у Дуни «все-таки на излишек комфорта расчет, а там просто-запросто о голод- ной смерти дело идет». Лужину, называющему Соню «девицей отъявленного поведения», он заявляет, что тот не стоит мизинца несчастной девушки. Для Раскольникова Соня — «Сонечка... вечная Сонечка, пока мир стоит!» — воплощение человеческого страдания. «Я не тебе поклонился, – говорит он ей, – я всему человеческому страданию поклонился».

Сама Соня считает себя «великой грешницей». «Приниженная, убитая, расфранченная и стыдящаяся», смиренно ожидает она своей очереди проститься с умирающим отцом; боится сесть в присутствии «дам»; не смеет даже и взглянуть на Дуню. Мысль о «бесчестном и позорном ее положении» давно истерзала Соню до «чудовищной боли». Робкая от природы, она знает, что «ее легче погубить, чем кого бы то ни было», что обидеть ее может всякий «почти безнаказанно». И поэтому кротостью, покорностью «перед всем и каждым» всегда старается избежать «беды». Поступок Лужина, подло представившего ее «воровкой», заставляет Соню ощутить мучительное чувство беспомощности — ей становится «уж слишком тяжело». Тем не менее на вопрос Раскольникова: «Лужину ли жить и делать мерзости или умирать Катерине Ивановне?» — она отвечает: «Да ведь я Божьего Промысла знать не могу... И кто меня тут судьей поставил: кому жить, кому не жить?» Любой человек для нее — не «вошь».

Однако Соня не «понапрасну (как думает Раскольников) умертвила и предала себя», но «тысячу раз справедливее и разумнее было бы прямо головой в воду и разом покончить!». От самоубийства ее удерживает «мысль о грехе» и забота о судьбе «жалкой, полусумасшедшей» мачехи и ее бедных, маленьких детей. «Ненасытимое сострадание» к ближнему столь велико в душе Сони, что она «свое последнее платье скинет, продаст, босая пойдет, а вам отдаст, коль вам надо будет». Соня, как и Катерина Ивановна, «верит, что во всем справедливость должна быть... И хоть мучайте ее, она несправедливого не сделает». Вера в Бога дает ей жизненную силу: «Что ж бы я без Бога-то была?» Когда Соня «горячо и страстно» читает Раскольникову главы Евангелия от Иоанна о воскресении Лазаря, ее охватывает чувство «великого торжества» — будто сама она воочию видит, как «вышел умерший».

К Соне приходит Раскольников с признанием в совершенном убийстве, чтобы переложить на нее «хоть часть своих мук». Когда же она, не поверив своим ушам, «глазам наконец поверила», лицо ее невольно приняло то выражение, с которым Лизавета отстранялась от занесенного над ней топора. Обе эти женщины из разряда тех человеческих существ, которые не плачут, не стонут, а, все отдавая, «глядят кротко и тихо». Раскольников, неожиданно ощутивший приступ «едкой ненависти» к Соне, встречает «беспокойный и до муки заботливый взгляд ее», видит одну лишь любовь — и ненависть его исчезает как призрак. Соня понимает только то, что он «ужасно, бесконечно несчастен» — «нет тебя несчастнее никого теперь в целом свете!». Она бросается перед Раскольниковым на колени, обнимает и целует его, обещает никогда и нигде не оставлять — «за тобой пойду, всюду пойду!» При этом Соня не испытывает «ни малейшего отвращения, ни малейшего омерзения к нему», он не чувствует «ни малейшего содрогания в ее руке». Она знает, что Раскольников — богохульник, который «ничего» не понимает («От Бога вы отошли, и Бог вас дьяволу предал»), и предлагает ему «страдание принять и искупить себя им»; советует «сию же минуту» пойти на перекресток, поцеловать оскверненную им землю, поклониться «всему свету» и произнести вслух: «Я убил!» — «Тогда Бог опять жизни тебе пошлет».

Соня для Раскольникова представляет собой «неумолимый приговор, решение без перемены» — «тут — или ее дорога, или его». Она надевает ему на грудь кипарисный — «простонародный» — крестик, благословляя на будущее страдание, а когда Раскольников идет на попятную, встречает его таким «диким» взглядом, что он уже не может не заявить на себя. «Когда только... возможно» Соня навещает Раскольникова в тюрьме, а затем (на деньги, оставленные ей Свидригайловым) отправляется за ним в Сибирь. Там она снискала непонятную для Раскольникова любовь арестантов. Клейменые каторжники кланялись ей и говорили: «Матушка, Софья Семеновна, мать ты наша, нежная, болезная!» Они знали, что она добровольно за ним последовала, хвалили ее за все («даже уж не знали, за что похвалить»), ходили к ней лечиться.

Раскольникова Соня боялась, а он стыдился перед ней и мучил ее за это «своим презрительным и грубым обращением». Когда же наконец «он воскрес», и Соня поняла, что он «бесконечно любит ее», она — живущая «только одною его жизнью» — «была до того счастлива, что почти испугалась своего счастья».

Свидригайлов: характеристика.

Свидригайлов Аркадий Иванович 
Центральный персонаж романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Дворянин, прослужил два года в кавалерии, затем (лет восемь назад) «валандался» без определенных занятий в Петербурге среди «людей с манерами» (поэтов, капиталистов), был шулером, бывал и бит. Попал в тюрьму (за долги «нежинскому гречонке»), был выкуплен оттуда «за тридцать сребреников» Марфой Петровной, женился на ней. Семь лет Свидригайлов провел в деревне: жил «не бедным» помещиком («нас ведь и крестьянская реформа обошла... доход-то и не теряется»); сделался «порядочным хозяином». По замечанию Дуни, при ней Свидригайлов «хорошо обходился с людьми, и люди его даже любили».

На вид Свидригайлов — «отлично сохранившийся человек» лет пятидесяти, смотрит «осанистым барином». Лицо его («красивое и чрезвычайно моложавое», «белое, румяное», с «алыми губами») походит «как бы на маску» и поражает чем-то «ужасно неприятным». Взгляд ярко голубых глаз Свидригайлова «как-то слишком тяжел и неподвижен».

В романе Свидригайлов — самая «загадочная» фигура из всех действующих лиц. Прошлое его до конца не прояснено, намерения и поступки — трудно определимы и не- предсказуемы, «слишком» нестандартны. Свидригайлов наделен философским складом ума (хотя и говорит сам, что «не мастер философствовать»). Глубоки и оригинальны его рассуждения о привидениях и «вечности». Привидения кажутся Свидригайлову началом, «клочками и урывками других миров». Здоровый земной человек видеть их не может. При болезни же нарушается «нормальный земной порядок в организме», для больного появляются возможности «соприкосновения с другим миром», в который человек прямо и пере- ходит, когда умирает. «Вечность» представляется Свидригайлову не как «что-то огромное» или как «идея, которую понять нельзя», она «мерещится» ему как «одна комната, этак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность».

В различных интерпретациях повторяются другими героями слухи о причастности Свидригайлова к нескольким преступлениям. Ясно одно — они не безосновательны: покончила жизнь самоубийством «жестоко оскорбленная» Свидригайловым глухонемая девочка-подросток (племянница процентщицы Ресслих); якобы от его насмешек удавился лакей Филипп; «нравственным влиянием обиды» («ударил всего только два раза хлыстиком») Свидригайлов ускорил смерть от апоплексического удара своей супруги Марфы Петровны. Характерно, что Свидригайлов находит между собой и Раскольниковым «какую-то общую точку» («мы одного поля ягоды») и советует последнему нравственные вопросы «гражданина и человека» — «побоку», а иначе — не надо «не за свое дело брать- ся».

Среди окружающих Свидригайлов пользуется репутацией «ужасного» (общая оценка Дуни и Пульхерии Александровны), «самого развращенного и погибшего в пороках» (отзыв Лужина) человека. Раскольников «убеждается» в Свидригайлове «как в самом пустейшем и ничтожнейшем злодее в мире», однако, замечает автор, суждение свое он произносит «слишком поспешно и легкомысленно».
По натуре своей Свидригайлов — прежде всего большой «охотник» до женщин. Ради них он снова приезжает в Петербург, имея при этом заветную цель добиться рас- положения Дуни. О себе Свидригайлов говорит как о человеке «грешном», «развращенном и праздном», но соглашается с Раскольниковым, что разврат — «это болезнь, как и все переходящее через меру». Свидригайлов не прочь побыть пошляком («когда это платье в нашем климате так удобно носить... особенно если к тому и натуральную склонность имеешь»), хотя и умеет «при случае быть и порядочным человеком». Он «ужасно» любит Шиллера, считает за честь, что сумел понять Дуню. Когда Марфа Пет- ровна, превратно истолковав их отношения, «успела обвинить и загрязнить» ее «во всех домах», Свидригайлов «одумался и раскаялся», пожалел Дуню и предоставил жене доказательства ее невиновности.

Благотворительные поступки Свидригайлов совершает «просто, по человечеству» — «не привилегию же в самом деле взял я делать одно только злое». На те «лишние» десять тысяч рублей, которые не приняла от него Дуня, Свидригайлов помещает в «сиротские заведения получше» детей Катерины Ивановны: Полечку, Колю, Леню, — «ведь не “вошь” же была» покойная. «Лужину ли... жить и делать мерзости, или ей умирать?»

Любовь к Дуне становится для Свидригайлова роковой, непреодолимой страстью. Он любыми средствами пытается завоевать девушку: пробует шантажировать ее тем, что ему стало известно о преступлении Раскольникова; предлагает ей «спасти» брата, отправив его за границу; наконец, готовится применить «насилие». Когда же Свидригайлов окончательно убеждается, что Дуня никогда не сможет полюбить его, им овладевает отчаяние (на лице его появляется «жалкая, печальная, слабая улыбка»).

Наступают последние часы жизни Свидригайлова. После свидания с Дуней он делает «визиты» Соне и своей шестнадцатилетней невесте. Первой оставляет (для Раскольникова — «вы ведь за ним пойдете») три, а второй — пятнадцать тысяч рублей, объясняя им свои неожиданные благодеяния отъездом «в Америку». Предсмертную ночь Свидригайлов проводит в грязной дешевой гостинице.
В лихорадочном сне ему является запуганная и окоченевшая от холода пятилетняя девочка, которую он жалеет и укладывает спать. Странным образом этот маленький ребенок на его глазах превращается в продажную камелию, олицетворяя собой тот тип женщины, в котором Свидригайлов так часто нуждался. Последний шанс на спасение жизни — призрак просящей о помощи несчастной девочки, ради которой стоило бы жить, — исчезает. Утром Свидригайлов, выйдя из гостиницы на Малую Неву, пускает себе пулю в висок «при официальном свидетеле» со слова- ми: «Коли тебя станут спрашивать... отвечай, что поехал, дескать, в Америку». Как впоследствии узнает от поручика Пороха Раскольников, в записной книжке Свидригайлов оставил «несколько слов, что он умирает в здравом рассудке и просит никого не винить в его смерти».

Образ Лужина

Лужин Петр Петрович — персонаж романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», дальний родственник жены Свидригайлова, Марфы Петровны. Адвокат, надворный советник, служит в двух местах, собирается открыть в Петербурге публичную адвокатскую контору. Лужин, по словам Дуни, «учился на медные деньги», и гордится тем, что «сам себе дорогу проложил». Пробившись «в люди» из ничтожества, он привык высоко ценить «свой ум и способности». Тщеславие и самовлюбленность («иногда, наедине, любовался своим лицом в зеркале») развиты в нем до болезненности. Внешне «чопорный и осанистый», Лужин выглядит свежее и моложе своих сорока пяти лет. Однако в физиономии его — «довольно красивой и солидной», но «осторожной и брюзгивой» — есть нечто «действительно неприятное и отталкивающее».

Главную жизненную ценность для Лужина представляют деньги, добытые «всякими средствами» — «они равняли его со всем, что было выше его». В отношениях с людьми он руководствуется теорией так называемых «целых кафтанов». Согласно этой теории, христианская мораль, основанная на бескорыстной любви к ближнему, ведет на практике к тому, что человек, исполняя заповедь «возлюби», рвет свой кафтан пополам, делится с ближним, и — в результате — оба остаются «наполовину голы». «Наука» же предлагает человеку другую «заповедь»: «возлюби прежде всех одного себя, ибо все на свете на личном интересе основано». Возлюбив одного себя, человек сохранит в целости свой кафтан, обделает как следует свои дела, а «чем более в обществе устроенных частных дел... тем более устраивается в нем и общее дело». По мнению Раскольникова, если лужинскую теорию довести «до последствий», то выйдет, что и «людей можно резать» ради собственной выгоды.

Доступ в «высшее общество», куда всеми силами стремится Лужин, может значительно облегчить женитьба на «прелестной, добродетельной и образованной» женщине, обаяние которой способно «привлечь к нему, создать ореол...». Едва ли не при первом свидании с Дуней он излагает вторую свою «теорию» — «о преимуществе жен, взятых из нищеты и облагодетельствованных мужьями». При этом Лужин воображает, что она «будет рабски благодарна ему всю жизнь за его подвиг и благоговейно уничтожится перед ним», а он будет «безгранично и всецело владычествовать». Брак для Лужина — «предприятие на обоюдных выгодах и на равных паях, значит, и расходы пополам». Будущая семейная жизнь включается в «общий коммерческий оборот».

Все «значительные» поступки Лужина — прямое следствие исповедуемых им «теорий». Так, он — «человек с деньгами» — берет «на себя часть издержек» по проезду невесты и ее матери в Петербург: за свой счет доставляет «поклажу и большой сундук», — сами же они вынуждены трястись девяносто верст до железной дороги в телеге, крытой рогожей, а затем в вагоне третьего класса «прокатиться» в столицу. Там их ждет снятая Лужиным дешевая квартира в доме Бакалеевых, в которой «скверность ужаснейшая: грязь, вонь... и черт знает кто не живет».

Слишком понадеявшись на свою власть над Дуней и Пульхерией Александровной и на «беспомощность своих жертв», Лужин воспринимает «внезапный, безобразный разрыв» отношений с ним «как удар грома». Чтобы поправить положение, он делает попытку окончательно поссорить Раскольникова (которого злобно ненавидит и «одного... во всем» обвиняет) с сестрой и матерью. Для этого Лужин решает опорочить в их глазах Соню, к судьбе которой Раскольников не безучастен. Во время поминок по Мармеладову Лужин приглашает Соню к себе в номер и, давая десять рублей, подсовывает ей в карман сторублевую бумажку, а затем публично разоблачает «воровку». Уличенный Лебезятниковым во лжи, Лужин тем не менее, прибегнув к «наглости», уходит от расплаты за свой подлый поступок. В случае же необходимости он умеет принять вид «униженного и оскорбленного»: выставленный Раскольниковым за дверь, покидает его каморку, выражая «даже в изгибе спины... ужасное оскорбление»; при последнем объяснении с Дуней сморкается «с видом оскорбленного в своем достоинстве человека».

Перемены в обществе, с одной стороны, радуют Лужина «литературой», по его мнению, «искоренено и осмеяно много вредных предубеждений» — тем самым «мы безвозвратно отрезали себя от прошедшего». Плоды распространения «новых, полезных» мыслей и сочинений «вместо прежних мечтательных и романтических» он находит в «молодых поколениях», видя в них «более деловитости». С другой стороны, Лужин панически боится «обличения» и пытается «забежать вперед и заискать» у нигилистов. По приезде в Петербург он поселяется на квартиру вместе с Лебезятниковым (которого презирает «сверх меры») с целью научиться «округлять известные фразы с чужого голоса». В то же время Лужин не прочь «поднадуть» «новых людей» и «что-нибудь подустроить в своей карьере... через их же посредничество».

Как личность Лужин вызывает резкую антипатию у Раскольникова: «...человек он умный, но, чтоб умно поступать, — одного ума мало» и — со всеми своими «достоинствами» не стоит «мизинца» Сони. Разумихин характеризует Лужина как человека «не нашего общества... потому что он соглядатай и спекулянт... жид и фигляр» и «не на благородной дороге стоит».

Порфирий Петрович 

Правовед, пристав следственных дел. Дальний родственник Разумихина. По характеристике последнего, Порфирий Петрович — «малый умный... только какой-то склад мыслей особенный... недоверчив, скептик, циник...», любит «дурачить» окружающих, «притворщик». Он то уверяет всех, что уходит в монахи, то — что собирается жениться, то примет в споре сторону противника, «чтобы всех одурачить», при этом взятую на себя роль умеет выдерживать подолгу.

Порфирий Петрович — человек холостой, лет тридцати пяти, «несветский и неизвестный». Лицо его, «пухлое, круглое и немного курносое», «больного, темно-желтого» цвета, но «довольно бодрое и даже насмешливое», могло бы быть и добродушным, если бы не взгляд глаз («с каким-то жидким водянистым блеском»), который «странно не гармонировал» с «бабьей» фигурой следователя, придавая ей «нечто гораздо более серьезное, чем с первого взгляда можно было от нее ожидать».

При знакомстве с Раскольниковым Порфирий Петрович замечает: «...Я уже давно вас здесь поджидаю», — и обещает «провести» его. Раскольников долгое время теряется в догадках, знает ли Порфирий Петрович, что он — убийца. Порфирий Петрович сразу же обнаруживает большой интерес к «статейке» Раскольникова. Внимательно выслушивая «теоретические» разъяснения автора, Порфирий Петрович, со своей стороны, подчеркивает, что его беспокоят разные «практические» случаи. Исходя из этого он и задает Раскольникову свои «вопросики»: «Много ли таких людей, которые других-то резать право имеют», «необыкновенных-то этих?»; как отличить «необыкновенных» от «обыкновенных»? — «При рождении, что ль, знаки такие есть?», «...нельзя ли тут одежду... особую завести... клеймы... какие?»; что будет, если «какой-нибудь муж али юноша вообразит, что он Ликург али Магомет... да и давай устранять к тому все препятствия?..». Таким образом, Порфирий Петрович умышленно искажает, снижает «идею» Раскольникова, вскрывая тем самым страшную, противочеловеческую сущность его «научных» выкладок.

Порфирий Петрович — противник «формального» ведения следствия. Работа следователя для него — «свободное художество». Он умело пользуется традиционным юридическим приемом: «...сперва начать издалека, с пустячков... развлечь допрашиваемого, усыпить его осторожность и потом вдруг... огорошить его в самое темя каким-нибудь самым роковым и опасным вопросом». Но главное для Порфирия Петровича при раскрытии преступления — правильный психологический расчет, сообразующийся с «натурой» — нравственной природой обвиняемого. Поэтому в своих выводах он больше опирается не на «очевидные» факты, а на психологические наблюдения, в которых, по замечанию Раскольникова, нет «ничего положительного», кроме «психологии, которая о двух концах». Порфирий Петрович уверен, что преступник, если правильно понять, в какую сторону он «развит», его (следователя) «жертвочка и никуда не убежит»: «все будет около меня, как около свечки, кружиться», пока не влетит «прямо мне в рот».

На преступление, совершенное Раскольниковым, Порфирий Петрович смотрит не как на «обыкновенное» убийство и смотрит не просто глазами профессионала. Он видит здесь «дело фантастическое, мрачное, дело современное, нашего времени случай-с, когда помутилось сердце человеческое... когда вся жизнь проповедуется в комфорте». Окончательно убедившись в правильности своих подозрений и выждав нужное, по его расчетам, время, Порфирий Петрович сам приходит, к Раскольникову, с тем чтобы «дело повести на открытую» и с «прямым предложением — учинить явку с повинною». При этом Порфирий Петрович клянется все устроить так, чтобы явка получилась
«неожиданною», и как «честный человек» обещает свое слово сдержать. Когда Раскольников хочет отказаться от его «сбавки», Порфирий Петрович доказывает, что знает душу Раскольникова лучше, чем он сам. Слова Порфирия Петровича звучат как единственно верное напутствие человеку, который «все-таки не безнадежный подлец»: «Эй, жизнью не брезгайте!.. много ее впереди еще будет <...> А вы великое сердце имейте да поменьше бойтесь». Порфирий Петрович не сомневается в том, что Раскольников «страданье надумается принять» («вы не глядите на то, — говорит он о себе, — что я отолстел... зато знаю... в страдании есть идея»), но главное для него — найти «веру иль Бога».

Себя же Порфирий Петрович аттестует как «человека, пожалуй, чувствующего и сочувствующего... но уже совершенно поконченного». Прощаясь с Раскольниковым, он «на всякий случай» просит его, если «придет охота... ручки этак на себя поднять», оставить «краткую, но обстоятельную записочку» с упоминанием «об камне».

В эпилоге сообщается, что Порфирий Петрович «вполне сдержал слово», данное Раскольникову, и это способствовало смягчению участи обвиняемого.


Роман "Преступление и наказание" - анализ.

Роман «Преступление и наказание» — роман о преступлении, но это не «криминальный роман» и не «детектив», а один из величайших философско-психологических романов, да и сам герой здесь — необычный преступник. Это — молодой человек, недоучившийся студент с философским складом ума, чуткий и отзывчивый к страданиям окружающих, готовый в любую минуту бескорыстно прийти на помощь другому бедняку. Обожающие его мать и сестра возлагают на него огромные надежды, университетские товарищи признают его превосходство и не без основания видят в нем талант. Перед читателем не заурядный, рядовой убийца,а честный и одаренный представитель молодежи, увлеченный мыслью на ложный путь и в результате ставший преступником.

Преступление Родиона Раскольникова является своеобразным бунтом против существующих порядков.По его теории человек и общество по сути своей преступны, а потому не может быть и самого понятия «преступление». Он идет на преступление, видя страдания людей.

Раскольников тщательно готовится к преступлению,разрабатывает его план, но в реальной жизни появляются непредвиденные обстоятельства, о которых Раскольников и не подозревал. Так, в самый неподходящий момент в квартире оказывается Лизавета, которую Раскольникову приходится убить. Преступлением Раскольников «отрезает» себя от людей.

Достоевский в образах Лужина и Свидригайлова указывает на два пути, которые ожидают Раскольникова. Для Лужина ничего не стоит совершить любую подлость. Он идет вперед по трупам. Лужин и Раскольников выбирают единые средства, но цели у них разные. Свидригайлов полностью отвергает морально-этические нормы. Своими преступлениями он утверждает свою волю, создает для себя морально-этические нормы.

Общаясь с Лужиным и Свидригайловым, Раскольников понимает, что он в тупике. Если «экономическая»мораль Лужина способна, как и «идея» Раскольникова,оправдать преступление, то к тому же выводу может вести потеря нравственных ориентиров — та болезнь, от которой страдает умный, но циничный Свидригайлов,кончающий с собой из-за угрызений совести, чувства пресыщения жизнью и гадливости к себе. Для Раскольникова этот путь неприемлем. Воскрешение Раскольникова происходит именем Христа благодаря тому человеческому, что в нем сохранилось: содержал больного студента в течение года, спас из огня двоих детей, помогает Мармеладовым.

Не чужд «идее» Раскольникова и следователь Порфирий Петрович — человек, переживавший в молодости свою полосу гордых порывов и мечтаний. Как и Свидригайлов, Порфирий в Раскольникове узнает в какой-то мере свою собственную молодость. Отсюда его тайное,сочувствие герою, вступающее в противоречие с его ролью блюстителя официального правосудия. Осуждая убийцу, Порфирий, как и сам автор романа, не может отделаться от восхищения смелостью Раскольникова —бунтаря против человеческих страданий и несправедливости общества.

Свидригайлов перед тем, как застрелиться, пытается искупить свои грехи: помогает детям Катерины Ивановны, дает деньги родителям своей невесты, отпускает Дуню. Самоубийство Свидригайлова полностью убеждает Раскольникова в том, что его путь неверен.

Раскольникова воскрешает к новой жизни Соня. Достоевский в образе Сони воплотил свою идею о «грязи физической» и «грязи нравственной». Соня чиста нравственно, хотя вынуждена жить в «грязи физической».Душу ее страдания укрепляют.
Достоевский противопоставляет теории Раскольникова христианскую идею искупления своих и чужих грехов страданием: образы Сони, Дуни, красильщика Миколая, готового взять на себя чужую вину.

Через любовь к Соне Раскольников открывает мир христианских духовных ценностей и воскресает к новой жизни.

Идейное содержание романа — развенчание теории Раскольникова. То, что теория Родиона Раскольникова несостоятельна, становится очевидно уже в момент совершения преступления.

В течение многих лет Достоевский вынашивал замысел романа. Черновики свидетельствуют, что Достоевский собирался писать от первого лица, в форме исповеди героя, но вынужден был отказаться от этого плана, так как в таком случае ему не удалось бы столь широко обрисовать характеры и душевный мир других персонажей. Эту тему автор затрагивал также в рома-не «Униженные и оскорбленные» и в повести «Записки из подполья».

Роль второстепенных персонажей в "Преступлении и наказании".

Среди персонажей, оттеняющих теорию Раскольникова, назовем студента, разговаривавшего в трактире с офицером о той же старухе-процентщице, о которой думал в тот момент Раскольников. «Убей ее и возьми ее деньги, с тем чтобы с их помощью посвятить потом себя на служение всему человечеству и общему делу: как ты думаешь, не загладится ли одно крошечное преступленьице тысячами добрых дел? За одну жизнь — тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения. Одна смерть и сто жизней взамен — да ведь тут арифметика!» – рассуждает студент, излагая по существу ту же идею, что вынашивал в своем уме Раскольников

Лизавета, сводная сестра старухи-процентщицы, — полная противоположность Алене Ивановне. Это человек необычайно кроткий, смиренный, чрезвычайно набожный, хотя и не без греха. Кроткая Лизавета — двойник Сони Мармеладовой. Став безвинной жертвой Раскольникова, она становится немым укором герою с его бесчеловечной теорией. 

Прасковья Павловна Зарницына, квартирная хозяйка Раскольникова, олицетворяет собой добродушие и душевную теплоту. 

Наталья, ее покойная дочь, невеста Раскольникова, как и Соня, олицетворяет собой смирение, кротость, душевную теплоту, выявляя светлые стороны личности главного героя. 

Настасья — кухарка Зарницыной — простая русская женщина, с сочувствием относящаяся к герою. 

Марфа Петровна — жена Свидригайлова и, по-видимому, его жертва — сочетает такие черты характера, как искренняя набожность, великодушие, сочувствие страждущим и одновременно взбалмошность, раздражительность, деспотичность. Все эти качества проявляются в ее отношении к Дуне. 

Амалия Федоровна Липпевехзель — квартирная хозяйка Мармеладовых, Дарья Францевна — содержательница притона, Гертруда Карловна Ресслих — ростовщица, знакомая Свидригайлова, — все эти персонажи дополняют картину зла, царящего в мире. 

Образ пьяной девочки на бульваре дополняет картину «униженных и оскорбленных», развивает тему поруганного детства. 
Рассказ писателя о детских страданиях включает в себя и упоминание семи больных детей портного Капернаумова, у которого снимала комнату Соня. 

Среди детских образов в романе следует отметить также образы детей — жертв Свидригайлова. Это несчастная глухонемая племянница госпожи Ресслих, которую Свидригайлов своими надругательствами довел до самоубийства, это его юная «невеста», которую родители готовы выдать замуж ради денег, и другие его жертвы, упоминаемые в романе. Особенно ярко образы детей — жертв Свидригайлова — предстают в кошмарах, которые видятся ему перед самоубийством. 

Картину человеческих страданий дополняет также Афросиньюшка — пьяная женщина, пытающаяся покончить с собой, бросившись в канал. 

Доктор Зосимов, лечащий Раскольникова, сочетает профессиональную честность, добросовестность, готовность прийти на помощь с некоторым высокомерием и тщеславием. По мысли Разумихина, через несколько лет Зосимов может утратить свое благо- родство и стать рабом материального благополучия. Этот персонаж отчасти напоминает нам чеховского Ионыча в начальный период его врачебной практики. 
Достоевский рисует нам и мир полиции. Это вспыльчивый и одновременно необычайно добрый помощник квартального надзирателя поручик Илья Петрович по прозвищу Порох, квартальный надзиратель Никодим Фомич, письмоводитель Заметов. Все эти персонажи дополняют широкую картину петербургской жизни, нарисованную в романе «Преступление и наказание». 
Достоевский в своем произведении затронул и тему простого народа. 

Два Миколки (мужик, убивающий лошадку в первом сне Раскольникова, и маляр, ошибочно арестованный по подозрению в убийстве старухи и готовый невинно пострадать) олицетворяют, по убеждению Достоевского, два полюса в характере русского народа — способность совершить непомерную жестокость и одновременно самоотверженность, готовность принять страдания. 

Символичен образ мещанина — человека, откровенно сказавшего Раскольникову о том, что тот убийца («убивец»). Этот персонаж олицетворяет собой просыпающуюся совесть героя.

Краткое содержание, анализ и другие материалы по "Преступлению и наказанию".

Родион Раскольников
Образ Свидригайлова
Соня в романе "Преступление и наказание"
Экспозиционный портрет Мармеладова, психологический портрет Раскольникова в "Преступлении и наказании"
Тема преступления в американской литературе. Клайд Гриффитс из "Американской трагедии" Драйзера
Анализ романа "Преступления и наказание".
Преступление и наказание. Краткое содержание.
Преступление и наказание: аргументы.

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

    ?ндекс цитирования