Стихи Есенина о любви.

Стихи Есенина о любви


Краткие биографические сведения:

сентября (3 октября) 1895 – родился в деревне Константиново Рязанской губернии. Стихи начал писать с 9 лет.

1916 – сборник стихов «Радуница».

1919–1921 – примыкает к группе поэтов-имажинистов.

– поэма «Сорокауст», в которой отразилась тоска по уходящей патриархальной России.

– драматическая поэма «Пугачев».

– «Москва кабацкая»; «Русь советская».

– «Баллада о 26»; «Анна Снегина», поэма «Черный человек».

28 декабря 1925 – покончил с собой, или был убит, в Ленинграде.


Я помню, любимая, помню…


Я помню, любимая, помню
Сиянье твоих волос…
Не радостно и не легко мне
Покинуть тебя привелось.


Я помню осенние ночи,
Березовый шорох теней…
Пусть дни тогда были короче,
Луна нам светила длинней.


Я помню, ты мне говорила:
“Пройдут голубые года,
И ты позабудешь, мой милый,
С другою меня навсегда”.


Сегодня цветущая липа
Напомнила чувствам опять,
Как нежно тогда я сыпал
Цветы на кудрявую прядь.


И сердце, остыть не готовясь
И грустно другую любя,
Как будто любимую повесть
С другой вспоминает тебя.


До свиданья, друг мой, до свиданья.
 

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.


До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей,-
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.



Шаганэ ты моя, Шаганэ…



Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Потому, что я с севера, что ли,
Я готов рассказать тебе поле,
Про волнистую рожь при луне.
Шаганэ ты моя, Шаганэ.


Потому, что я с севера, что ли,
Что луна там огромней в сто раз,
Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий.
Потому, что я с севера, что ли.


Я готов рассказать тебе поле,
Эти волосы взял я у ржи,
Если хочешь, на палец вяжи —
Я нисколько не чувствую боли.
Я готов рассказать тебе поле.


Про волнистую рожь при луне
По кудрям ты моим догадайся.
Дорогая, шути, улыбайся,
Не буди только память во мне
Про волнистую рожь при луне.


Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Там, на севере, девушка тоже,
На тебя она страшно похожа,
Может, думает обо мне…
Шаганэ ты моя, Шаганэ.


Ты ушла и ко мне не вернешься..


Ты ушла и ко мне не вернешься,
Позабыла ты мой уголок
И теперь ты другому смеешься,
Укрываяся в белый платок.


Мне тоскливо, и скучно, и жалко,
Неуютно камин мой горит,
Но измятая в книжке фиалка
Все о счастье былом говорит.


Письмо к женщине
 
 Вы помните,
 Вы всё, конечно, помните,
 Как я стоял,
 Приблизившись к стене,
 Взволнованно ходили вы по комнате
 И что-то резкое
 В лицо бросали мне.
 Вы говорили:
 Нам пора расстаться,
 Что вас измучила
 Моя шальная жизнь,
 Что вам пора за дело приниматься,
 А мой удел -
 Катиться дальше, вниз.
 Любимая!
 Меня вы не любили.
 Не знали вы, что в сонмище людском
 Я был как лошадь, загнанная в мыле,
 Пришпоренная смелым ездоком.
 Не знали вы,
 Что я в сплошном дыму,
 В развороченном бурей быте
 С того и мучаюсь, что не пойму -
 Куда несет нас рок событий.
 Лицом к лицу
 Лица не увидать.




"Заметался пожар голубой"


Заметался пожар голубой,

Позабылись родимые дали.

В первый раз я запел про любовь,

В первый раз отрекаюсь скандалить.


Был я весь - как запущенный сад,

Был на женщин и зелие падкий.

Разонравилось пить и плясать

И терять свою жизнь без оглядки.


Мне бы только смотреть на тебя,

Видеть глаз злато-карий омут,

И чтоб, прошлое не любя,

Ты уйти не смогла к другому.


Поступь нежная, легкий стан,

Если б знала ты сердцем упорным,

Как умеет любить хулиган,

Как умеет он быть покорным.


Я б навеки забыл кабаки

И стихи бы писать забросил,

Только б тонко касаться руки

И волос твоих цветом в осень.


Я б навеки пошел за тобой

Хоть в свои, хоть в чужие дали...

В первый раз я запел про любовь,

В первый раз отрекаюсь скандалить.


1923



"Не гляди на меня с упреком…"


Не гляди на меня с упреком,

Я презренья к тебе не таю,

Но люблю я твой взор с поволокой

И лукавую кротость твою.


Да, ты кажешься мне распростертой,

И, пожалуй, увидеть я рад,

Как лиса, притворившись мертвой,

Ловит воронов и воронят.


Ну и что же, лови, я не струшу,

Только как бы твой пыл не погас,—

На мою охладевшую душу

Натыкались такие не раз.


Не тебя я люблю, дорогая,

Ты — лишь отзвук, лишь только тень.

Мне в лице твоем снится другая,

У которой глаза — голубень.


Пусть она и не выглядит кроткой

И, пожалуй, на вид холодна,

Но она величавой походкой

Всколыхнула мне душу до дна.


Вот такую едва ль отуманишь,

И не хочешь пойти, да пойдешь,

Ну, а ты даже в сердце не вранишь

Напоенную ласкою ложь.


Но и все же, тебя презирая,

Я смущенно откроюсь навек:

Если б не было ада и рая,

Их бы выдумал сам человек.


1 декабря 1925


"Может, поздно, может, слишком рано…"


Может, поздно, может, слишком рано,

И о чем не думал много лет,

Походить я стал на Дон-Жуана,

Как заправский ветреный поэт.


Что случилось? Что со мною сталось?

Каждый день я у других колен.

Каждый день к себе теряю жалость,

Не смиряясь с горечью измен.


Я всегда хотел, чтоб сердце меньше

Билось в чувствах нежных и простых,

Что ж ищу в очах я этих женщин —

Легкодумных, лживых и пустых?


Удержи меня, мое презренье,

Я всегда отмечен был тобой.

На душе холодное кипенье

И сирени шелест голубой.


На душе — лимонный свет заката,

И все то же слышно сквозь туман, —

За свободу в чувствах есть расплата,

Принимай же вызов, Дон-Жуан!


И, спокойно вызов принимая,

Вижу я, что мне одно и то ж —

Чтить метель за синий цветень мая,

Звать любовью чувственную дрожь.


Так случилось, так со мною сталось,

И с того у многих я колен,

Чтобы вечно счастье улыбалось,

Не смиряясь с горечью измен.


13 декабря 1925


 
 Я спросил сегодня у менялы...


Я спросил сегодня у менялы, 
 Что дает за полтумана по рублю, 
 Как сказать мне для прекрасной Лалы 
 По-персидски нежное «люблю»? 
 
 Я спросил сегодня у менялы 
 Легче ветра, тише Ванских струй, 
 Как назвать мне для прекрасной Лалы 
 Слово ласковое «поцелуй»? 
 
 И еще спросил я у менялы, 
 В сердце робость глубже притая, 
 Как сказать мне для прекрасной Лалы, 
 Как сказать ей, что она «моя»? 
 
 И ответил мне меняла кратко: 
 О любви в словах не говорят, 
 О любви вздыхают лишь украдкой, 
 Да глаза, как яхонты, горят... 
 
 Поцелуй названья не имеет, 
 Поцелуй не надпись на гробах. 
 Красной розой поцелуи веют, 
 Лепестками тая на губах. 
 
 От любви не требуют поруки, 
 С нею знают радость и беду. 
 «Ты — моя» сказать лишь могут руки, 
 Что срывали черную чадру.


Пускай ты выпита другим…



Пускай ты выпита другим,
 Но мне осталось, мне осталось
 Твоих волос стеклянный дым
 И глаз осенняя усталость.


О возраст осени! Он мне
 Дороже юности и лета.
 Ты стала нравиться вдвойне
 Воображению поэта.


Я сердцем никогда не лгу,
 И потому на голос чванства
 Бестрепетно сказать могу,
 Что я прощаюсь с хулиганством.


Пора расстаться с озорной
 И непокорною отвагой.
 Уж сердце напилось иной,
 Кровь отрезвляющею брагой.


И мне в окошко постучал
 Сентябрь багряной веткой ивы,
 Чтоб я готов был и встречал
 Его приход неприхотливый.


Теперь со многим я мирюсь
 Без принужденья, без утраты.
 Иною кажется мне Русь,
 Иными — кладбища и хаты.


Прозрачно я смотрю вокруг
 И вижу, там ли, здесь ли, где-то ль,
 Что ты одна, сестра и друг,
 Могла быть спутницей поэта.


Что я одной тебе бы мог,
 Воспитываясь в постоянстве,
 Пропеть о сумерках дорог
 И уходящем хулиганстве.

1923 г.


Какая ночь! Я не могу…


Какая ночь! Я не могу.
Не спится мне. Такая лунность.
Еще как будто берегу
В душе утраченную юность.


Подруга охладевших лет,
Не называй игру любовью,
Пусть лучше этот лунный свет
Ко мне струится к изголовью.


Пусть искаженные черты
Он обрисовывает смело,-
Ведь разлюбить не сможешь ты,
Как полюбить ты не сумела.


Любить лишь можно только раз,
Вот оттого ты мне чужая,
Что липы тщетно манят нас,
В сугробы ноги погружая.


Ведь знаю я и знаешь ты,
Что в этот отсвет лунный, синий
На этих липах не цветы —
На этих липах снег да иней.


Что отлюбили мы давно,
Ты не меня, а я — другую,
И нам обоим все равно
Играть в любовь недорогую.


Но все ж ласкай и обнимай
В лукавой страсти поцелуя,
Пусть сердцу вечно снится май
И та, что навсегда люблю я.


    ?ндекс цитирования