Текст ЕГЭ.С.И. Сивоконь, Тема: Личность, талант.

Текст ЕГЭ. С.И. Сивоконь. О личности, таланте.

(1)Говорят, что талантливый человек талантлив во воем. (2)Но главное качество такого человека — его любовь к людям и своему делу.
(3)В своей книге о С.Я. Маршаке, вышедшей а серия «Жизнь замечательных людей», Марк Гейзер подробно рассказывает о приходе поэта В литературу, и мы узнаём, что начинал Маршак со стихов, которые взвали восторженные отзывы Стасова, сразу же взявшего юного поэте под опеку, а также Горького, Шаляпина и других выдающихся мастеров. (4)Ахматова, например, позднее признавалась Самуилу Яковлевичу, что без его «Книги Руфи», вышедшей  ещё в 1909 году, не было бы её «Лотовой жены» и некоторых других стихов.
(5)В жизни Маршака случалось такое, что ему угрожала реальная опасность. (6)Вот хотя бы история с разгромом маршаковской редакции Детиздата , когда были арестованы многие её сотрудники и авторы. (7)Годы спустя в деле одного из репрессированных тогда детиздатовцев нашли ордер на арест самого Самуила Яковлевича. (8)Спасло его то, что он вовремя уехал на Ленинграда…
(9)Откуда же взялся детский классик Маршак, восхищавший таких больших и очень разных писателей, как М. Горький, В. Маяковский, М. Цветаева, К. Чуковский? (10)Всемирно известный переводчик, выигрывавший творческие «дуэли» у самых выдающихся мастеров? (11)3амечательный педагог, воспитатель юных, да и не юных поэтов?

(12)Главное, наверное, было в его любви - к людям, к литературе и прежде всего к детям. (13)А знаменитые маршаковские беседы с чем то заинтересовавшими его людьми (чаще всего с литераторами) — восторженными  откликами о них полны воспоминания о Самуиле Яковлевиче?..
(14)0дну из самых сильных, впечатляющих страниц в творческой биографии Маршака приоткрыл Борис Полевой, в ту пору — главный редактор журнале «Юность». (15)Он уже слышал, что Маршак еле жив, что врачи борются даже не за дни, а за часы его жизни… (1б)И вдруг звонок у него  в редакции: «С вами хочет говорить Самуил Яковлевич». (17)Полевой сначала не поверил.
(18)«И тут я слышу то, — вспоминает он, — что сразу убеждает меня, что я говорю с настоящим Маршаком, с поэтом, находящимся при смерти:
-(19)Голубчик мой, вы, наверное, слышали, я ослеп. (20)Ничего не вижу. (21)Но гранки мне прочли. (22)Поверьте, там есть серьёзные огрехи. (23)Нет-нет, не ваши, а мои огрехи... (24)Гранки перед вами? (25)Найдите страничку такую-то. (26)Нашли? (27)Возьмите карандашик, я вам продиктую поправку.
(28)Мне становится страшно.

-(29)Самуил Яковлевич, я к вам заеду. (30)Журнал потерпит.
-(31)Нет, нет, нет, это мы с вами можем потерпеть, а журнал терпеть не может. (32)У нас миллион читателей, им надо вовремя доставлять журнал. (33)3аписывайте. — (34)Это звучит уже как приказ».
(35)Полевой решил, что худшее для Маршака уже позади. (36)Не может же человек на смертном одре держать корректуру!
(37)Но Маршак — мог! (38)И уже через день после этого разговора Полевой услышал, что Самуила Яковлевича нет в живых...
(По С. Сивоконю*)
* Сергей Иванович Сивоконь (род. в 1933 г.) — русский литературный критик и литературовед, специалист по детской литературе.

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    ?ндекс цитирования