Текст ОГЭ. А. Алексин. О нравственном выборе.

Текст ОГЭ. А. Алексин. О нравственном выборе.

(1)Есть люди, которые болезненно переживают чужие успехи. (2)Таким был Сеня Голубкин. (3)Ему всюду чудились выгоды и привилегии, которыми обладают другие. (4)Если кто-то заболевал, Сенька говорил: (5)«Ясно... (6)Решил отдохнуть!» (7)Если кто-то получал пятёрку за домашнее сочинение, он спрашивал: (8)«Что, мамочка с папочкой потрудились?» 
(9)Ему казалось, что любые удачи приходят к людям как бы за его счёт. (10)Зависть, в которой кроется исток многих человеческих слабостей 
и пороков, не оставляла Сеньку в покое... 

(11)Трудно было отыскать людей, более непохожих друг на друга, чем Ваня и Сенька. (12)В ту пору Ваня ещё очень ему сочувствовал. (13)Когда Сеня, путаясь и напрягаясь, блуждал по лабиринтам знаменитых четверостиший, Ваня страдал. (14)А после урока, на котором Голубкин получал очередную двойку, этот верзила теснил невысокого Ваню: тот, оказывается, подсказывал недостаточно чётко и ясно. 

(15)Однажды был назначен «районный» диктант, и Сеня Голубкин был в панике: двойка за тот диктант грозила ему второгодничеством. 

(16)После диктанта Сенька бегал по коридору и выспрашивал у своих 
одноклассников: 

– (17)Как пишется «в течение»? 

(18)Ему отвечали. 

– (19)Одна ошибочка есть! – говорил он и загибал палец. – (20)А ты сам-то как написал? (21)Правильно? 

(22)Если оказывалось, что правильно, Сенька скулил: 

– (23)Ну, коне-е-чно, сам написа-ал!  (24)После «районного» диктанта у Сеньки не хватило пальцев на обеих 
руках: он насчитал двенадцать ошибок. (25)Кроме запятых и тире... 

(26)На переменке ко мне подошёл Ваня Белов и спросил: 

– (27)Что ж, Вера Матвеевна, Голубкину теперь на второй год оставаться? 

– (28)Не знаю. (29)Ещё не проверила. 

(30)Когда я уселась в учительской за тетради, оказалось, что шесть работ из пачки исчезли. (31)Среди них были диктанты Сени Голубкина 
и Вани. 

(32)На большой перемене мы с директором в опустевшем классе стали 
пробиваться к голубкинской совести. (33)Именно тогда, в разгар нашей беседы, появился Ваня Белов и сказал: 

– (34)Я пришёл, чтобы отдать себя в руки правосудия! 

(35)Я не верила, что диктанты вытащил он, но директор согласился 
с версией Вани. (36)После уроков шестеро учеников, работы которых исчезли, переписали диктант. (37)Сеня Голубкин получил тройку, поскольку уже успел обнаружить на перемене свои ошибки, и перешёл в седьмой класс. 

(38)Он не проникся благодарностью к Ване Белову, напротив, именно 
с тех пор и невзлюбил его. (39)Голубкин не простил благородства, как не прощал он грамотности тем, кто ему же помогал находить ошибки. (40)Ваня Белов это понял. (41)После того как Сенька очередной раз насолил в чём-то своему спасителю, я как бы мимоходом сказала Ване: 

– (42)Ну что... ни одно доброе дело не остается безнаказанным? 

– (43)Мало ли что бывает! – ответил он. – (44)Из-за этого всем 
не верить? 

(По А. Алексину)* 

* Алексин Анатолий Георгиевич (род. в 1924 г.) – писатель, драматург. Его произведения, такие как «Мой брат играет на кларнете», «Действующие лица и исполнители», «Третий в пятом ряду» и др., повествуют о мире юности.

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

    ?ндекс цитирования